|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Спелеологический клуб СибирьПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Мой дом тайга

       Найти дорогу


Найти дорогу


Как найти дорогу в незнакомом месте и не заблудиться — это, пожалуй, самое главное.


Начинал я свою трудовую деятельность в Алтайском заповеднике научным сотрудником. В сентябре 1959 года вместе с наблюдателем Хлобыстовым отправился в тайгу для учета марала на реву. Нам предстояло пройти около двадцати километров. Сначала — от берега Телецкого озера вверх по долине реки Баскон, а потом через перевал спуститься по речке Чири обратно к Телецкому озеру. Шли мы, естественно, без всяких троп, человеком проложенных. Хлобыстов, ходивший когда-то через Абаканский хребет (а мы были как раз под ним) к тем самым Лыковым, знал этот район прекрасно. Первую ночь, ясную и холодную, мы слушали и считали ревущих маралов. К концу второго дня перед самым перевалом нас накрыл сильнейший снегопад. Снега сразу навалило выше колена. Сутки мы сидели на одном месте у костра, пережидая непогоду, но потом всё же решили двигаться вперёд. И тут мой наблюдатель немного подзаблудился. При переходах в горах есть одно правило. Никогда не спускаться в русла речек, потому что там всегда упрёшься либо в отвесные скалы, либо в непроходимые завалы, либо в какие-нибудь другие препятствия, которые уготовила тебе тайга. Надо идти или по террасам, прилавкам, или по водораздельным хребтикам, а если и спускаться к руслу, то только для того, чтобы пересечь речку или ручей и выйти на более удобное место.



Так вот. В сплошном, буквально ливневом снегопаде Хлобыстов, что говорится, утянулся вверх по хребтику, и мы чуть не перевалили на другую сторону Абаканского хребта в верховья Абакана. Этого нам делать ни в коем случае нельзя было, потому что тогда мы бы ушли, наверное, до самой Лыковской заимки. Однако опыт таёжника все-таки не подвёл. Как-то почувствовал мой проводник, что идём мы куда-то не туда, смог справиться и выйти на верный путь. И не видно было никаких ориентиров, а шли мы фактически в облаках, которые навалились на все окружающие нас горы.


Заблудиться и в тайге, и в подмосковном лесу, как видим, не проблема. Если это и случилось, перво-наперво не впадать в панику. Именно паника сгубила многих заблудившихся. Всегда следует помнить — раз вы вошли в лес, то и выход из него есть. Главная задача — найти его, этот выход, найти к нему дорогу.


Вот пример. Вы отправились в лес по грибы, сошли на какой-то станции и — вот он, лес. Запомните, в каком направлении относительно сторон света идёт железная дорога. Предположим, на северо-запад, а вы пересекли её, сойдя с поезда. Пока слышен шум проходящих поездов, проблемы выйти снова к железной дороге нет. Но вот вы уже так далеко, что поездов совсем не слышно, а выходить пора, дело к вечеру. Вспомним, что дорога осталась от нас к северо-востоку, раз мы её перешли и снова не пересекали. Следовательно, надо определить по компасу или местным признакам направление на северо-восток и шагать в ту сторону, не сворачивая. Рано или поздно, но к дороге мы выйдем.


Так же следует поступать в любом другом случае, запомнив основное направление дороги или реки, а также хорошо заметные ориентиры и сторону, в какую мы пошли от дороги. Достаточно определить направление, перпендикулярное этой дороге, и по нему двигаться — дорога или река встретятся нам непременно.


Это самый простой случай. Однако бывают ситуации и посложнее.


Может быть, что человек, пройдя по мало тореной тропе какое-то расстояние, вдруг обнаруживает, что тропа потерялась. Общее направление тропы, своего пути он знает и, казалось бы, должен принять самое простое решение — пересечь по перпендикуляру это общее направление сначала по одну сторону, а если тропа не обнаружена, то в другую. Однако тайга и горы — это не подмосковный лес, хотя и он бывает достаточно большим. Лучше вернуться своим следом до тропы к месту, где вы уже были, чем ломиться напрямую, через чащу и завалы. И неизвестно, где уйдет больше времени и сил. Если вы возвращаетесь своим следом, идти надо рядом с ним, чтобы не затаптывать и без того чуть заметные следы.


Вообще умение находить следы, оставленные либо собственными ногами, либо ногами своих спутников, достигается большой практикой. Вспомните хотя бы Дерсу Узала, который не только мастерски находил след, но и рассказывал по нему историю человека, который прошёл здесь несколько дней тому назад.


Зимой, конечно, найти след нетрудно. Однако на открытых пространствах, в степи или тундре даже след снегохода исчезает очень быстро. В то же время в таёжной полосе, в горах, где постоянные снегопады, казалось бы, тоже накроют след человека, лыжню, тоже быстро, найти её всё равно можно.


В Алтайском заповеднике в конце зимы я сопровождал группу киношников, снимавших о нём фильм. Мы ушли в горы, хотя снега были великие, и предвидели определённые трудности, потому что никто из киногруппы не то что на камусных лыжах не стоял, но и в зимней горной тайге не бывал никогда. Еле-еле к концу первого дня мы поднялись до избушки, где и заночевали. На следующий день решили подниматься до подгольцовья, чтобы с открытого места отснять потрясающую панораму алтайской тайги. С подъемом больших проблем не было. Проводник наш, алтаец Алексей Телеков, и я торили попеременно лыжню, а режиссёр и оператор брели следом. Добрались до места, откуда можно было уже снимать, во второй половине дня, а начали спуск, когда начало смеркаться.


Для того, кто умеет катиться по заснеженному склону между кедров и пихт, спуск до избушки занял бы не более получаса. Бедные «киньщики» умели катиться только на пятой точке. И началось! Наверное, путь наш был отмечен сплошной бороздой. Оператор умудрился при очередном падении отломить электромотор у дорогущей импортной кинокамеры и искал детали, разгребая снег, уже в густых синих сумерках.


В итоге мы сбились со своей собственной лыжни, укатились в русло какой-то речки к замёрзшему водопаду и потеряли направление на избушку. Знали только, что она где-то слева. Хорошо хоть, что ночь была полнолунная. Когда мы уже готовились ночевать под кедром, я вдруг заметил странное углубление вдоль поляны. Косой лунный свет словно бы проявил его на совершенно ровном снегу. Это был след очень старой, заваленной снегом лыжни. Раз лыжня, то где-то рядом и избушка, что и подтвердилось через двадцать минут.



Я хочу сказать этим, что при поиске следа надо обращать внимание на любые мелочи. Перевернутый листок на тропе, едва надломленная ветка, мутная вода в отстоявшейся луже могут очень много рассказать о том, кто, когда и в какую сторону здесь прошёл.


В тайге можно встретить и заплывшие, и свежие затеси на стволах деревьев. Иногда они расположены так редко, что увидеть их сможет сразу только тот, кто их ставил. Заблудившемуся стоит помнить, затеси ставил тот, кто уже здесь ходил и, вероятно, не один раз. Просто так затесей в глухих местах не делают. Они обязательно ведут либо к жилью, либо к зимовейке, либо к реке.


Следы на росной траве хорошо видны, но только до той поры, пока не высохла роса. Если прошёл караван (кони с вьюками, люди, собаки), то путь его прослеживается очень хорошо. Его можно даже найти после того, как караван перебродил реку с галечниковыми косами.


Опасно спутать звериную тропу с проложенной человеком. Звериная может завести в такие дебри и на такие кручи, что не зарадуешься. Встретив тропу, обратите внимание на следующие признаки звериной. Ветки деревьев и кустов, перекрывающие тропу и к тому же не надломленные, всегда расположены достаточно низко. Зверь лезет под ними и те, что выше груди человека, не задевает. На звериной тропе вы не найдете отпечатка каблука или подковы. Звериная тропа может неожиданно повернуть в самом неподходящем месте в таком направлении, где ни человек, ни тем более конь никогда не пройдут. На ней почти всегда можно найти помёт зверя. На хорошо проторенных и поэтому заметных тропах маралов на Алтае очень часто навалены и медвежьи кучи, и насыпаны кабарожьи орешки, все почти что рядом. Если же и есть остатки конского помета, то, значит, когда-то этой тропой пользовались и люди, верховые. Скорее для того, чтобы добраться до добычи. Не стоит лезть по такой тропе вверх. Она наверняка ведет в никуда и скоро исчезнет. Идти можно только вниз, всё время проверяя признаки человеческого пребывания. Может быть, она и приведёт к жилью.


Неплохо договориться со своими спутниками о системе оповещения друг друга о своём местонахождении. Это могут быть сигнальные ракеты («звёздки»), костры, выстрелы, а также отметки своего пути палочками, надломленными веточками, кусками берёсты. Все это может сослужить вам хорошую службу в критической ситуации. Системой опознавательных и «говорящих» знаков всегда пользовались таёжные и лесные племена. Вот, например,условные знаки североамериканских индейцев. Я нашёл их в книге ДжонаТеннера«Тридцать лет среди индейцев».



Умение ориентироваться, знать лесные приметы, хладнокровно оценивать критическую ситуацию и, главное, предвидеть её дается многолетней практикой. Никакие пособия её не заменят. Они лишь могут помочь в приобретении навыков обитания в дикой природе, в тайге.



Материалы: http://www.dmitriyzhitenyov.com/index/najti_dorogu/0-55

========


ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий