Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Мой дом тайга

А. Н. Формозов | Следопыт



Библиотека журнала

В мастерской природы


Для умелых рук

Изготовление простыми средствами приборов для наблюдения природы, собирания коллекций и всевозможных полезных домашних и школьных работ, рассчитанных на самодеятельность.


Вышли в свет:

1. Токарный станок и работа на нем. Как сделать самому станок и какие работы можно на нем выполнять.

2. Астрономическая труба. Ее изготовление домашними средствами.

3. Метеорологическая станция любителя. Простое построение приборов и производство метеорологических наблюдений.

4. Динамо-машина. Ее устройство и применение.

5. Витаскоп и микроскоп. Устройство витаскопа и наблюдение с его помощью живой природы. Домашний микроскоп из капли воды.

6. Радио-приемник. Его изготовление и пользование им.

7. Физика на спичках. Устройство простейших физических приборов из спичек и спичечных коробок и опыты с ними.

8. Солнечный телеграф. Устройство и все способы телеграфирования.

Следующие выпуски печатаются. Каталоги бесплатно.

Научное книгоиздательство Ленинград, Пр. Володарского, 25, кв. 1. Телефон 1-52-15. Москва, ул. Герцена,31. Телефон 4-39-73.


Изучай природу

А. Н. Формозов

Следопыт

По черной тропе

Как по следам наблюдать жизнь наших зверей и птиц

С 50 рисунками автора

Библиотека журнала „В мастерской природы"

Ленинградский Гублит № 11367. Зак, 1500. Тир.8000 Типо-Литогр, "Красный Печатник", Ленинград,


От автора.


Птицы и бабочки, жуки и стрекозы, подвижные, яркие, перелетающие и тут и там, сидящие на дорожках, доверчивые, всегда доступные для наблюдения,— вот что прежде всего и больше всего привлекает внимание наблюдателя. О них пишут книжки, ими интересуются, изучению их посвящают свои часы и ученические экскурсии и многочисленные почтенные ученые. Но есть и иной мир, — это наши звери и зверьки. В глубине подземелий, в гнилых дуплах, в лесных чащах проводят они светлые часы дня. Скроется солнце—они неслышно покидают норы и логовища, хрустом хвороста тревожат густую тишину ночи. Их редко видят, о них забывают, их мало знают, ими мало интересуются, так как они не любят показываться на глаза. За завесой ночи протекает их жизнь, полная приключений, богатая, яркая..- Приподнять завесу, увидеть хотя бы уголок этой жизни—задача и увлекательная и интересная. Облегчить разрешение ее имеют своей целью предлагаемые вниманию читателя „Следопыт* и „Следопыт зимой“, следующий непосредственно за первой книжкой. Следы—единственные свидетели ночных скитаний наших лесных соседей, уменье читать следы—вот луч, которым можно осветить темное, неясное в привычках и нравах четвероногих. Следы помогают узнать млекопитающих, но’и наоборот, знание зверей облегчает уменье разбираться в следах. В знакомстве с птицами, рептилиями, аморибиями следопытство, в широком смысле слова, так же может оказать большие услуги натуралисту. Следопытство развивает наблюдательность, помогает „учиться видеть" и правильно строить выводы — за ним большое педагогическое значение.


Нет сомнений, что эта книжка, как и всякое новое начинание, не будет лишена погрешностей. Указание на все ошибки, неясности и желательные дополнения автор очень просил бы ему сообщать. Со своей стороны он охотно возьмется помочь, по мере сил и знаний, в разъяснении различных вопросов и недоумений, которые могут встретиться в практике следопытства.


Огромное большинство рисунков этой книги выполнено с натуры на местах наблюдений (главным образом в Нижегородской губ., в Архангельской, на степном побережье Черного моря в пределах Таврической губ. и на Сев. Кавказе), незначительное число заимствовано из книги „Следы охотничьих животных". По целому ряду причин книжка „Следопыт зимой" выходит после книги, посвященной следопытству „По черной тропе", а не первой, как предполагалось вначале. В силу этого некоторые рисунки и описание следов, которые могут понадобиться при летней работе, не попали в „Следопыт" и за ними нужно обратиться к „Следопыту зимой Недостаток места не дал возможности остановиться на описании самих животных.


С целью восполнить этот пробел в конце книги указан список работ, с которыми полезно ознакомиться следопыту. Кроме книг в работе следопыта большую помощь может оказать внимательное изучение строения лапок птиц и зверей, осматривать которые нужно в каждом удобном случае на рынке или в сумке охотника.

Москва.

Апрель 1925.




Весна.

Весна, весна полная!.. Снег тает во всю... Что ни день, то меньше и ниже его голубые сугробы. Солнце припекает их сверху, снизу подтачивают говорливые ручьи. Что ни день, то вырывают они десятки страниц из великой "Белой Книги", в пар превращают ее холодные листки. А как славно всю зиму писали и расписывались на них все, у кого есть ноги, лапы, крылья... Ведь всего две недели назад вон на том косогоре прочитали мы с вами несколько строчек из лисьего романа. Лиска была маленькая с тонкой, изящной лапкой. Она очень старалась доказать своим спутникам, что совсем ими не интересуется и все время порывалась уйти. Ей, будто бы, нужно поспеть к сумеркам на подновские огороды, где такая масса мышей, что просто ужас! А они, три ее спутника (кстати сказать, вся компания была далеко не в парадном виде: только что кончилась мокрая вьюга, шубы их намокли и отяжелевшие хвосты порой волочились по снегу), они ссорились, грызлись, поочередно трепали друг друга. Когда же между ними завязалась длительная свалка, то лиса, как это ни странно, вовсе не ушла, а поджидала их на бугре и с интересом наблюдала за дракой... Стаяло, стаяло все, синим туманом вьются теперь над косогором лисьи следы и даже от нашей лыжницы ничего не осталось. Скоро совсем пропадет „Белая Книга", скоро следопыту, пожалуй, нечего будет читать. Так ли? Пойдемте посмотрим!



Рис. 1. След левой пары лап барсука 2/3 Н. в. 1).


Сначала по зимней дороге, потом прыжок через канаву и дальше по меже. Смотрите под ноги! Какой вы следопыт — снегу в сапоги наберете! С межи на проталину и потом к роднику. Эгее...| да, мать-и-мачеха бутоны показала! Раненько однако! Всего-то тридцать первое марта по новому стилю... А это что такое?! — Накопано, нарыто, натоптано на грязи. Есть над чем поразмыслить следопыту. Первое — кто был? Второе— что делал? Угуу... Отпечаток одной ступни девять сантиметров длиной, когти у нее не велики. Ступня голая с закругленной пяткой, след словно от босой ножки ребенка; это задний, а другой—передний—восемь сантиметров длиной но из них два с половиной на когти приходятся.


Так, так... Дело ясное — барсук. Это, конечно, тот самый старый хрыч, что имеет подземные хоромы с шестью входами у Больших Мостищ...



Рис. 2. Следы барсука на обычном ходе—шагом.


Изволили проснуться от спячки! Поздравляем!


Нарыл он у самого родника, там, где травка зеленая всю зиму держится. В ямках разрытых следы корневида какого-то, а около следа нагрызанные куски потеряны. Поищем, не оставил ли нам корешок. Ишь, как чисто сработано, все барсучина повырыл, видно сильно отощал за зиму, проголодался. Ан нет, вот он такой же корешок! Разве попробовать?—Сладкий! Знает старый хрыч, что питательно и вкусно! А теперь, идя „в пятку“1), можно проверить, действительно ли это тот старый знакомый, откуда он пришел и давно ли проснулся,


Апрель. В полях снега совсем не осталось, да и в лесу, где он зернист и еще покоится толстым пластом, толку от него мало. Следы быстро обтаивают, расплываются, ничего по ним не определишь. Пожалуй лучше итти на южные склоны оврагов, туда, где цветущий орешник обдает золотистым дымом пыльцы каждого, коснувшегося размякших сережек.


Вон из под серой рухляди хвороста, прячась за листьями, глянули первые фиалки. А над ними на хворосте словно метка кем-то нарочно оставленная. Белеет кло-чек, не то вата не то шерсть, На ощупь мягкая, шелковистая, цвета чисто белого—несомненно шерсть. Кто бы мог это быть? „ Метка “ на хворосте, а через него „неиз-вестный“ перелезал подымаясь из оврага к опушке. В овраге есть тропка с сырой, мягкой глиной, посмотрим, авось „он“ оставил там свою подпись. Так и есть! Лапы широкие, снизу густо опушенные, когти не велики, отпечатки больших задних лап лежат впереди передних—еще по зиме знакомый нам заяц беляк! Линять видно начал, вот и оставляет на всех щетках и гребенках лесных клочья зимней шерсти. Пора, пора белую шубу на рыжее летнее платьишко переменить. Несколько дальше та же глина тропинки приготовила для нас еще слепки с чьих то лапок. Они были вроде изображенных на этой странице, только когти и мозолистые подушечки ступней гораздо ясней отпечатались. Пораскинем памятью, что за зверь может быть в наших местах, небольшого роста, с этапами мозолистыми ступнями и короткими шажками. Хорек—тот скачет и лапа сильно опушенная, хомяк— тот роста меньшего, белка — ну о белке-то и речи быть не может!



А ежа то и позабыли!



Наш рисунок сделан со следов на песке о-ва Джарылгача (Черное море). Этот зверек бегал вдоль берега, повидимому, поедая животных выброшенных морем.


Он это самый! Денька два тому назад кончился сон его зимний и вылез он из логова из-под кучи хвороста.


Грелся на солнце, долго терся, чистился, сбрасывал с себя сухие листья, на иглы нацепившиеся, попыхтел, посопел, потянул мокрым черным носом и начал спускаться в овраг. Не к болоту ли он направился? Может быть травяные лягушки уже собрались икру откладывать, и именно на них рассчитывал колючий приятель? Надо проверить записи у болота. Однако, на илу сведений об еже не оказалось но занятный птичий след растянулся вдоль берега. Шаги большие— видно очень длинноногая птица. У каждого отпечатка три пальца вперед, один—назад, все они тонкие, общая длина следа—семнадцать с половиной сантиметров, задний палец по длине лишь немного менее среднего. У кого же кроме серой цапли найдете вы такую лапу! Это она, ошибки быть не может 3). Всюду по илу следы дождя, который начался вчера часов в шесть вечера и кончился среди ночи, на следах же цапли они не заметны. Сейчас восемь часов утра. Не иначе, как была она здесь на рассвете. Следов немного — цапля оставалась недолго, видно от стаи перелетной отбилась, отдохнула и тронулась в путь.



Рис. 5. Следы тушканчика. Слева отпеч. н. в.


Приблизительно в это же время, внимательно изучая, следы на полях, нам удастся отметить пробуждение от спячки еще нескольких зверьков.


1 Для Северной России, южнее могут быть и другие виды цапель с подобным следом.


Следы хомяка, рисунка которых, к Сожалению, приложить не могу, довольно похожи на следы водяной крысы 1) (см. рис. на стр. 21). Хомяки пробуждаются довольно рано (в конце марта), да и зимой спят неособенно крепко: мне не раз приходилось наблюдать в январе и феврале их следы, приводившие к норам соседних хомяков.


1) Хомячьи следы несколько крупнее.



Повидимому, зверьки, израсходовав запасы собственных кладовых, обращаются к использованию соседских. Своеобразные трехпалые следы тушканчика, отчасти напоминающие птичьи, около половины апреля уже начинают встречаться на грязи дорог. Они настолько характерны, что, имея в руках рисунок, их всегда будет легко определить. Это даст возможность установить северную границу распространения тушканчика, свойственного степному югу, которая до сих пор с точностью не выяснена 1). Водяная крыса, проводящая зиму в норе, снабженной запасами, пробуждается от спячки также довольно рано, и ее следы начинают попадаться по берегам излюбленных ею заросших водоемов. Точные сроки ее весеннего пробуждения еще неизвестны, и было бы желательно произвести соответствующие наблюдения.


Говоря о следах, свойственных весеннему времени, нельзя обойти молчанием так называемых „дятловых колец" или „окольцованных деревьев1. Когда соки, согретые вешним солнцем> двинутся от корней вверх к набухающим почкам, дятлы пробивают в коре отверстия и пьют вытекающую сладкую жидкость. Излюбленным деревом дятлов является береза, и только однажды мне пришлось видеть ствол осины с небольшим количеством „колец", да об ели, покрытой знаками черного дятла (желны) мне сообщил один из друзей. Окольцованные деревья (обычно молодые с ровной белой корой) чаще всего встречаются на опушке, так как здесь, повидимому, соки раньше всего приходят в движение. Четырехугольные отверстия в коре располагаются поперечными рядами и образуют многочисленные полные — замкнутые и неполные—недоконченные „кольца". На многих деревьях можно заметить подобные знаки, относящиеся к прошедшей весне, к весне позапрошлого года и другим, они находятся на разных стадиях заростания. В больших поленницах не трудно иной раз обнаружить обрубок, украшенный кольцами-


1) Приблизительно она идет так: по Оке, в пред. Нижег. и Каз. губ. по Волге и далее по Каме и р. Белой. К югу а этой границы тушканчик довольно обычен во всех подходяших полевых и степных участках.



Самостоятельные наблюдения.


1. Отметьте по следам сроки весеннего пробуждения от спячки медведя, барсука, ежа, хомяка, тушканчика, бурундука, водяной крысы, полчка, сони лесной, садовой и орешниковой. (Суслики и байбаки также ложатся в спячку, но ведут дневной открытый образ жизни, почему первое их появление весной легко устанавливается непосредственным наблюдением). Не замечается ли зимой временного пробуждения от спячки, не имеются ли следы, указывающие на причины подобного несвоевременного пробуждения. Какие явления в весенней жизни природы сопутствуют появлению первых следов пробудившихся от спячки млекопитающих. Не замечается ли весной, при возобновлении холодов, вторичного залегания в спячку. Указывают ли следы на то, что зверь ослаб от спячки, истощен и голоден. (Ослабшие за зиму медведи весной иногда делаются жертвами волков). Чем питается зверь первое время по пробуждении и т, д.

2. Когда начинается линька у зайца-русака и зайца-беляка в вашей местности. Последите за временем появления вылинявших волос на площадках перед норами барсуков и лисиц. Попытайтесь по следам определить момент весенней линьки и у других млекопитающих вашей местности.

3. Не замечаются ли следы весенней перекочевки млекопитающих, перемена зимних мест на новые летние. Чем объясняется это явление.

4. Производя наблюдения над перелетом птиц, используйте для аписей о пролете и прилете наблюдения над следами птиц.

5. На каких породах деревьев встречаются дятловые кольца в вашей местности. Где растут эти окольцованные деревья — в хвойном лесу, смешанном или в чистом чернолесье; в глуши леса или по опушкам; в низинах или на холмах, склонах оврагов. Каков возраст этих деревьев, характер коры. На какой высоте от земли больше всего колец. Когда начинается движение сока в этих деревьях. Когда (в какие числа месяца и в какие часы дня) делают дятлы кольца. Какие виды дятлов случается вам наблюдать за выпиванием сока и т. д.


6. Какие следы встречаются на месте тока глухарей, тетеревов, дупелей, турухтанов. Какую площадь занимает ток, какие следы указывают на происходившие драки и т. д.


7. Если в вашей местности имеется большая река, заливающая весной, свою пойму, то по спаде воды ознакомьтесь со следами, которые оставили бедствующие в водополье звери. Поищите на коре больших деревьев в лугах клочья заячьей шерсти (зайцы спасаются от половодья иногда на высоте 2—3 сажен, отметьте следы голодовки зайцев, водяных крыс и др. скрывавшихся на деревьях (обглоданная кора, съеденные почки, ветви и т. д.)



II. Лето.


Быстро поднялись луговые травы, хлебами оделись посевы, непроницаемой зеленой чащей окутались деревья и кустарники еще недавно прозрачного и сквозившего на небе леса. За завесой этой зелени многое скрылось от глаз наблюдателя. И тут и там среди зарослей слышатся по вечерам таинственные шорохи, шумы, какие-то попискивания, но редко, очень редко удается видеть тех, кто их производит. Вы знаете, что где-то здесь бродит по ночам наш приятель барсук, вы даже стерегли его у норы и до позднего вечера страдали от комаров. В лесу под пологом ветвей стемнело рано, вы слышали как выбрался барсук-невидимка, как он похрюкивал и обнюхивал свежий воздух оврага и затем побрел, шурша листьями своей излюбленной тропы.


Где то здесь в ветвях скитается парочка белок и на склоне оврага таится заяц-беляк, когда-то оставивший нам клочок зимней шерсти. Только следы, да, только следы скажут нам, где они и что они делают. Вчера на поляне мы собирали землянику и не подозревали, что у пня, в глубине скрывалось гнездо земляных ос. Ночью барсук разыскал его, выкопал, часть ос передавил, часть съел, разорвал бумажные соты и извлек из них белые жирные личинки. Белка объела мякоть со шляпки подосиновика, и еще неподсохшие края борозд, оставленных резцами, свидетельствуют о том что она была здесь утром. Немного дальше под гнездом большого пестрого дятла мы нашли скорлупки белых, так заботливо оберегаемых яиц. Никто кроме белки не сумеет разгрызть скорлупу на две такие ровные половинки и так ловко выпить содержимое яйца.


Мелкие следы по грязи дороги принадлежат несомненно зайчатам, вероятно, выводку нашего беляка. По величине отпечатков мы можем приблизительно судить о возрасте молодых зверьков.



Скорлупа яйца вальдшнепа с подсыхающей кровяной пленкой внутри — ясное указание на то, что вывелись пушистые вальдшнепята и кончилось насиживание, сопряженное для самки со столькими опасностями. Чтобы скрыть местонахождение выводка, она унесла подальше скорлупку и бросила ее здесь на дороге. А выводок должен быть шагах в семидесяти отсюда, на дне сырого оврага, где на грязи у ручьянам не раз попадались следы старого вальдшнепа,


По ямкам на старом муравейнике, избранном для песочного купанья тетеревиным выводком, можно определить в нем число молодых; крылышко славки, оставленное на колючках, где хозяйничает сорокопут-жулан, скажет нам, что даже летом, когда жуков и стрекоз так много, разбойник непрочь полакомиться птичкой. Да разве возможно перечислить все эти мелкие и, как-будто, незначительные указания! Они рассеяны повсюду и, кажется, только и ждут своего читателя, который, как по лесной газете, узнает из них о событиях последних дней, о новорожденных и умерших, о семейных радостях и семейных трагедиях.


Иловатые берега болот, озер, ручьев, а в особенности пески и песчаные острова больших рек изобилуют следами. От ранней весны до поздней осени оставляют здесь свои записи все приходившие купаться, напиться, кормиться или просто посидеть на берегу и под прохладным ветром отдохнуть от назойливых нападений комаров 1). Даже такие лесные гиганты, как лоси, олени и медведи целые часы проводят в грязи болот, спасаясь здесь от оводов. Я уже не говорю о кабанах, грязевыми ваннами которых усеяны берега всех камышистых водоемов, населенных этими зверями.


1) Зайцы особенно охотно держатся у берегов больших рек, выгнанные из лесов комарами.



Рис. 12. Следы бекаса. Слева н. в.


Там, где над сонной водой порхают лиловые лютки-красавки, где ил жидок и воздух сладко пахнет подсыхающими водорослями, там, сплетая причудливые узоры следов, бродят бок-о-бок водяная крыса и кулик-черныш, малая выпь и белая трясогузка, болотная курочка и ночная цапля. Тут же на вязком илу, прикрытый от вражеских глаз пучками склоненной осоки, наделал дырочек клюв бекаса и отпечатались его тонкие пальцы. На кочках и корнях ивняка мы найдем груды обрезков стеблей стрелолиста, сусака, корневищ камыша. Это «обеденные столики" водяной крысы. Сюда приплывает она с противоположного берега, держа листья в зубах, здесь поедает их, укрытая камышами. Тут же рядом, на утоптанном участке берега, лежит множество утиных перьев — следы крякового селезня, линяющего из весеннего наряда в более скромный—летний. Здесь норка вытащила на берег щуку, прополз уж, выбралась на солнце черепаха, а там по грязному, обсохшему ручью, утка увела пешком свой пушистый выводок (11 штук сосчитать нетрудно!) из обмелевшего болота в более глубокое и заросшее.



Рис. 13. Следы речного зуйка на рыхлом песке н. в.


Обширные пески- таких рек, как Волга, Кама, Ока, Двина и др., изрисовывают своими следами гнездящиеся здесь речные зуйки, большие и малые крачки, кулики - сороки и перевозчики. Снующий по всем направлениям зуек набегивает больше всех их. Всюду тянутся его тропинки прямые, извилистые, запутанные. Местами следы лапок как то особенно „семенят“—ку личок токовал (да, токовал, не одним же тетеревам забавляться!). У лежащих щеп и камней он накапывает несчетное число ямок и, в зависимости от положения солнца, прячется в тени то одной из них, то другой 1)



Рис. 14. Следы кулика-сороки, раскрывшего ракушку. Внизу след лапы этого кулика в н. в.


Где-нибудь среди сети следов помещается и гнездо его, тоже простая ямка в песке с четырьмя песчаной окраски яйцами. Кулики-сороки держатся ближе к воде, на сыром песке. Они часто уплывают на мелководье и, окунаясь, достают со дна раковины беззубок. Надо видеть, как хлопочут кулики на берегу, прежде чем раскроют ракушку и достанут моллюска. Вороны, те поступают гораздо проще. Они спокойно забродят в воду по брюхо, разыскивают раковину (безразлично какую, беззубку ли, или гораздо более прочную перловицу) и летят с ней к камням или бревнам, лежащим на песке.


Здесь они бросают ее на камни с большой высоты или бьют ею по дереву. И в том и в другом случае раковина раскалывается, а содержимое поедается через образовавшуюся брешь. Множество раковин лежит у таких „вороньих кузниц же "теневые гнезда" роют себе жаворонки и перепела в степях.


Однажды, мне пришлось понаблюдать за грачем, который, не имея сноровки, хотел полакомиться перловицей. Он зажимал ракушку в обеих лапах и начинал, что было сил, долбить ее клювом.


С каждым ожесточенным ударом ракушка лишь глубже и глубже вдвигалась в песок. Грач вытаскивал ее, перебегал на новое место, на ровный, нетронутый песок и потеха начиналась сызнова.


Я успел выкупаться, отдохнуть и одеться, а успехи грача ' не подвинулись ни на шаг. Тогда я спугнул его и забрал перловицу (у нее лишь слегка были обиты края). Так, невредимой, она и хранится в моей коллекции рядом с ракушками артистически разбитыми вороной и вскрытыми щипцами — красным клювом кулика-сороки.


Среди множества мелких следов, которые начинают появляться на берегах больших рек с половины лета,—момент начала перекочевокг—нередко встречаются тонкопалые большие следы ранее нам знакомой цапли и отпечатки коротких, толстых пальцев аиста. К концу лета здесь же проводят полуденные и ночные часы журавли. Следы их огромных лап присоединяются к мелким узорам разной прибрежной мелюзги.



Рис. 17. След журавля,. н. в.


Из рисунков ясна разница между следами цапли, аиста и журавля. Следы крачек, чаек, уток и гусей очень сходны между собой. Здесь, при определении, нужно принимать во внимание главным образом величину отпечатков и длину шагов (чайки шагают крупнее, чем утки и не так косо ставят ноги).



Валяющиеся на местах отдыха перья помогают проверить определение.


После большого дождя, дороги в полях дают множество следов1) и нужно всегда пользоваться этими возможностями проверить списки обитателей посевов. Хомяки, тушкан чики, зайцы русаки, полевки, мыши, лисицы нередко оставляют указания на свое присутствие. Тут же всегда встречаются следы лягушек и жаб, как известно, особенно оживленных во время и после дождя. Следы их на первый взляд очень легко спутать со следами небольших зверьков. Я хорошо помню, как когда-то они были предметом моих длительных размышлений.


Пухлая пыль степных дорог делает удивительные записи.


Днем, в летнее время, степь мертва. От жгучего солнца все попря-талось в норки: суслики, мыши, жабы, жуки, даже дневные бабочки.


Птицы с широко раскрытыми клювами, тяжело дыша, забились в сено, скрылись в тени стогов, копиц хлеба или тоже залезли в норы (я не раз видел жаворонков и перепелов вылетавших из нор сусликов). Зато в сумерки жизнь кипит.


Нужно видеть, кто только не набегает на пыльной дороге Тут и тушканчики, всю ночь разгребавшие пыль в поисках потерянных зерен (сидя зверьки опираются на хвост, который тоже дает отпечаток). Тут и следы жаворонков, зайцев, перепелов, жаб, сусликов, дроф, степных хорьков и полевок. Здесь же болотная сова долго сидела, переминалась с ноги на ногу, стерегла хомячков и полевок.




Там копры прокатили большой навозный шар в только-что приготовленную ямку. Но дунул легкий ветер на восходе солнца, проскрипела арба на быках и мигом исчезли иероглифы.



Наступит ночь, рассвет и они снова запестреют на серых легких колеях.



Рис. 25. Следы болотной совы, долго стоявшей на одном месте.


Днем пересекают их только следы шустрых ящериц, для которых зной— приволье, да гладкая лента, оставленная скользящим телом степной гадюки.


Ящерицы и змеи интересны для следопыта и тем, что линяя оста вляют после себя свою шкурку. Ящерицы обычно сбрасывают ее кусками, а змеи полностью от губ до кончика хвоста. Пользуясь тем, что на этих выползках прекрасно сохраняется расположение щитков,     можно, имея руководство, определять виды змей, которым они принадлежали.



Линька птиц также дает следопыту любопытный и полезный материал.



Потерянные во время линьки перья в большинстве случаев бывают сильно изношены по своему внешнему краю (см. рисунок пера пиголицы). Перья недоразвившиеся (как тетеревов — на рисунке 30-ом) не могут выпасть сами по себе и нахождение, их—указание на то, что птица пострадала от какого-то хищника.



Рис. 29. Перо пиголицы сильно изношенное и потерянное во время линьки.


Как те, так и другие прежде всего указывают на несомненное нахождение в нашей местности определенной птицы,  а если перья изношенные, то и на момент в. линьки.



Рис. 30. Недоразвившиеся перья тетеревов н, в.



Самостоятельные наблюдения летом.


1. Определите по следам время появления молодых лосей, оленей, диких коз, зайчат (у зайцев бывает несколько пометов в лето!) время? когда лисята и барсучата начинают покидать норы и охотиться поблизости от них. Определите по следам, когда молодые волки начинают ходить с матерью на охоту. Попробуйте проделать те же наблюдения и для других более мелких зверьков. Зарисуйте и измерьте следы молодых при каждом отдельном наблюдении. Сколько молодых в выводке, одного ли они роста. Одного ли роста молодые в двух одновременно наблюдаемых выводках и т. д. и т. д.


Определите по следам, чем питаются летом различные звери. Поищите шкур ежа, съеденного лисицей (они нередко бывают на тропах у нор, чаще у самых нор лисицы), крыльев птиц, пойманных ею. Какие виды птиц попадали на зубы лисицы. Были эти птицы самками, насиживавшими яйца, беспомощными молодыми или самцами, неспособными летать из-за потери маховых перьев во время линьки (у уток). Не было ли следов барсуков, ежей, куниц или других зверей у разоренных птичьих гнезд, помещавшихся на земле. Не было ли следов белок и куниц у разоренных гнезд, находившихся в дуплах.


Какими растениями питается заяц, какие корни и клубни выкапывают кабаны, какие ветви любят дикие козы, какие грибы ест белка, какие ягоды поедает медведь, где и с какою целью разбивает он гнилые колоды, разворачивает муравейники. Из какого материала складываются обеденные столики полевок и водяных крыс, сколько их, как расположены они относительно нор этих зверьков и относительно зарослей растений, которыми они питаются.


Какие звери, как и где устраивают песчаные купанья, грязевые ванны. Где трутся они об деревья, ставят метки когтями. Где и когда обивают кору с деревьев козы, олени, лоси, счищая кожу с молодых (недавно отросших) рогов. Соберите остатки пищи различных зверей, сохраните их, если это возможно, и зарисуйте, если почему-либо оказывается неудобным.


2. Определите, какие птицы оставляют следы на иловатых и песчаных берегах знакомых вам водоемов, на грязи и пыли дорог среди леса, поля, луга, степи. Следы каких птиц встречаются вместе. Не заметно ли по следам, как относятся одни птицы к другим. Что ловят и едят птицы в разных местах, в разное время лета и дня (по следам, помету и погадкам).


Соберите остатки пищи, если их легко сохранить, или сделайте с них рисунки на месте наблюдений. По скорлупам яиц попытайтесь определить, какие виды птиц гнездились в вашей местности. (Скорлупы нужно сравнить с яйцами в коллекции какого-либо музея или с рисунками в атласе яиц птиц). В какое время вывелись птенцы из этих яиц. На местах песчаных и пыльных ванн попытайтесь определить, холостые были там птицы или с выводками. Сколько молодых в выводке (у перепелов, куропаток, рябчиков, тетеревов, глухарей). Попытайтесь определить число молодых в утиных выводках, переходивших из болота в болото. Одинакового ли роста были утята в этих выводках (иногда к семье присоединяются осиротевшие утята другого выводка). Когда начинается линька у молодых и старых птиц разных видов. В какой последовательности выпадают перья разных частей тела (это удобней всего проследить на местах постоянных дневок или ночевок птиц). Пользуясь суммой всех следов, оставленных птицами, попробуйте составить таблицу распределения различных видов по разного рода участкам (станциям) вашей местности. Попытайтесь сделать то же и для млекопитающих и т. д. и т. д.



III. Осень.


Если весной на размякшей пашне мы читали о том, когда закончилась зимняя спячка барсука, когда начались первые скитания ежа и перелет птиц, если лето повсюду разбросанными указаниями повествовало о времени появления молодых звериных и птичьих жизней, то осень поведает нам о себе, как о времени перекочевок, уборки урожая и подготовки к суровой зиме.


Еще в конце лета на берегах больших озер и речных отмелях, ваше внимание привлекали следы неотмеченных прежде куликов, к осени число их будет заметно увеличиваться, а много позднее присоединятся к ним следы гусей и лебедей. Это все те, что гнездились в тайге севернее нас, в тундрах, на полярном побережье, — тронулись на зимние квартиры. Осенний пролет сильно отличается от весеннего. Весной птица спешит достигнуть знакомых кочек болота, где из года в год выводила птенцов, торопится добраться до заветного дупла, уступа скалы над океаном, чтобы не теряя времени использовать короткое северное лето.


Осенью, наоборот, многие из птиц движутся медленно, в местах богатых кормом задерживаются неделями и отлетают к югу с видимой неохотой. Следы во множестве пестреют тогда на берегах водоемов.


Только резкие изменения погоды могут заставить птиц хлынуть волной, лишь отчасти напоминающей весеннюю.


И тогда под монотонный шелест дождя, из осеннего, ветром рваного неба полетят в темноту громкие клики, гоготанье, кряканье, звучные посвисты крыльев.


Разом схлынут пернатые скитальцы — и пески своей ровной чуть рябой от дождя поверхностью сразу докажут вам, что перелет окончился.



Рис. 32. Следы клюва песочника, искавшего пищу (мелких моллюсков) в песке.


Но уже много времени спустя, даже после того как выпадет снег, замерзнут лужи и мелкие озера, на льду ржавых болот вам попадутся следы какого-то небольшого куличка. Это гаршнеп, самый маленький, самый жирный и самый ленивый из наших бекасов. Если зайти к клубящемуся паром, незамерзающему роднику, то наверное, можно будет найти и саму птичку, хотя бы стоял мороз и был конец ноября.


Следом за перелетными стаями мелких птицобыч-но летят и хищники, охотящиеся на них. Оставленные лапки, клювы и перья обильно нащипанные из своих жертв быстрокрылыми охотниками, иной раз дают возможность говорить об интенсивности пролета и по остаткам растерзанных судить о видовом составе пролетавших стай.


Оголенные, ощипанные кисти рябины, еще вчера только убранной ожерельем своих ягод — верный признак того, что сегодня утром похозяйничала крикливая стая дроздов, скорей всего рябинников. Если пострадавшими окажутся кисти калины, то, наверное, это будет указанием на прибытие северных гостей свиристелей, так как немного птиц способных лакомиться зернами этой прегорькой ягоды.


Время, когда созревшие лесные орехи начнут падать с ветвей— сущий праздник для целой вереницы лесных лакомок Житники, лесные мыши и полевки затаскивают их в норки чтобы воспользоваться ими в безопасности. Зверьки прогрызают круглые отверстия в прочной скорлупе и ловко извлекают по частям вкусное ядро.



Бочонкообразная форма орехов, поеденных этими зверьками, и мелкие бороздки от резцов позволяют легко отличать их работу от следов деятельности белки.


1 Летом скорлупу недозрелых орехов, прочно сидящих в плюсках, прогрызает сбоку и через проделанное круглое отверстие поедает мякоть орешниковая соня. Подобные орехи верное указание на нахождение в лесу этого скрытного зверька.


Последняя также предпочитает собирать орехи и желуди уже упавшие на землю. Доставая ядро, белка сначала вертит орех в лапках, затем найдя удобное место прогрызает небольшое коническое углубление, в которое вдвигает резцы, и тогда уже раскалывает орех. На нашем рисунке (37-ом) видно, как располагается первоначально по которой была разломлена скорлупа.



Совсем иначе "действует поползень. Бойкая пухлая птичка, столь искусная в ползаньи по древесным стволам, чувствует себя довольно неловко среди рыхлых ворохов палого листа. Долго тормошит и растаскивает их поползень прежде чем отыщет орех, завалившийся под слоем лесного хлама. Весело засвистит он и крепко зажав находку в клюве полетит с ней к избранному осиновому пню. Там, в мягкой древесине, уже наделаны птицей углубления, „станки , в один из которых плотно загоняется принесенный орех.


Только закрепив таким способом скользкий круглый предмет, поползень приступает к длительному и многотрудному про-далбливанию скорлупы. Найдя ее зажатой в щели дерева, можно уверенно сказать, что ядром воспользовался поползень 1). Если орехов много, то поползни начинают запасать их впрок, затыкая во все подходящие щели и трещины коры ближайших деревьев. Но не одних только поползней врожденная привычка заставлает припрятывать ту пищу, которая сейчас находится в изобилии, а через месяц исчезнет под обледенелой листвой и слоем снега. Склонность к устраиванию „ кладовых “ очень распространена среди млекопитающих.



Рис. 37. Орехи, поеденные белкой (слева) и лесной мышью (справа) н. в.



Рис. 38. Лесной орех в "станке" поползня н. в.


Все слыхали про запасы орехов и желудей, которые собирает белка, про кладовые урундука, набитые кедровыми орешками.


Странно, что за нашими дятлами никто не наблюдал этой привычки, тогда как для нескольких северо-американских забивание орехов в станки давно известно.


б Хомяки, мыши’ полевки, пищухи, слепыши из грызунов и многие хищники также делают запасы в дни изобилия. Я думаю посвятить особою книжку описанию логовищ, нор и кладовых наших зверей, почему здесь не буду останавливаться на этом вопросе. Упомяну однако, что лягушки с распоротыми брюшками, лежащие по берегам ручьев иногда в числе многих десятков, есть не что иное, как следы деятельности хорьков, горностаев и норок, обеспечивающих себя на зиму про довольствием. Лягушки массами собираются на зимовку в илу неглубоких водоемов. Пока вода не покрылась льдом, зверьки без труда добывают их во множестве. Загрызан-ные и брошенные на песке лягушки отчасти подгнивают, отчасти подсыхают и, уж наверное, позабываются своими владельцами. Зимой, в голодное время, запах несвежего мяса, слышный и сквозь снег, привлекает зверьков, когда-то бессознательно набросавших целые груды своих жертв. Мне не раз приходилось наблюдать по следам, что хорьки пользовались подобными запасами. Полевки и мыши, собирающие „овощи“ для зимнего стола, оставляют следы в виде ямок на месте вырытых корней и клубней. Белки сушат грибы, развешивая их на ветвях деревьев. В литературе имеются указания относительно запасания грибов и барсуком. Говорят, что он сушит их, раскладывая на пнях и упавших стволах поблизости от своей норы.



Рис. 39. Травяная лягушка загрызаяная хорьком и брошенная про запас.


Приготовления к зиме не ограничиваются одним собиранием запасов. Осенью нередко можно найти следы, указывающие как углублялись норы, как отстраивались и улучшались гнезда теми, кто морозные дни любит проводить в тепле или в спячке.


Клочья мочала, висящие с сухих ветвей липы (реже осины или дуба), обработанные солнцем и дождем, говорят, что белка приготовляла материал для своей постели. Кое где застрявшие на сучьях белые нити намечают путь, по которому зверек переносил мелкие пряди себе мочало.



Рис. 40. Ветка липы, с которой белка брала мочала к своему дуплу или покинутому гнезду сороки. Гнездо со стенками, свитыми из этого материала очень теплое, пожалуй даже теплее, чем гнезда белок, живущих в хвойных лесах, где они пользуются длинными прядями бородатого лишайника. Кучи свеже нарытой земли у входа в нору выдают намерение хозяина углубить ее или прорыть новый ход для сообщения с поверхностью весной 1). Полосы рассыпанного сухого листа тянутся вдоль троп ко входам в нору барсука. Это в сумерки передвигал он здесь целые вороха их, устраивая мягкую подстилку в глубине галлерей под корнями дубов.


1)Так делают суслики, хомяки и, вероятно, другие зверьки, ложащиеся в спячку.



Самостоятельные наблюдения.


С какого времени осенью начинают наблюдаться следы появления ранее не отмеченных птиц. В какой последовательности и к какому сроку исчезают следы летающих и пролетных птиц.


Количество птиц в стаях разных видов. Когда обнаруживаются следы прилета зимующих цтиц.


Какие животные вашей местности питаются орехами и желудями. Какой вид имеют последние после использования их разными птицами и зверями. Соберите скорлупы, зарисуйте „станки", обеденные столики с орехами и желудями. Какие следы указывают на собирание зимних запасов. Какие звери и птицы делают их, что и в каком количестве запасают. Какие следы указывают на [подготовление нор, логовищ и гнезд к холодному сезону. Не заметно ли появления в вашей местности следов зверей, не замечавшихся здесь летом и весной (осенние перекочевки). Не заметно-ли по следам приближения некоторых животных к жилью человека при наступлении холодного времени и т. д. и т. д.



IV. Грязевые альбомы.


Там, где есть речка, болота и большие родники, близ которых держатся птицы и звери, но нет подходящих илистых или песчаных мест, чтобы они могли оставлять свои следы, можно сделать так назыв. „грязевые альбомы". Для этого участок берега, который по всем данным посещается животными, расчищают от травы, корней, сухого листа, приравнивают, делают пологий скат к воде и покрывают грязью или илом, вытащенным со дна водоема. Всякий кто приблизится к воде, чтобы напиться, или пробежит вдоль берега — оставит теперь свою подпись в „альбоме". Не мешает сделать несколько таких альбомов на берегах с различным характером (на открытом берегу, на берегу поросшем осокой, прикрытом нависшими кустами тальника, заваленном упавшими деревьями и т. п.); можно бросать посредине альбома какую - нибудь приманку: рыбку, кучку моллюсок, раков, различные семена, кусок хлеба, морковь и следить за тем, кто и как воспользуется вашим угощением. После каждого осмотра альбома его поверхность заглаживается мокрой веткой или новым слоем ила, что дает возможность наблюдать всегда только свежие следы. Последнее не мешает делать иногда и на естественных альбомах, где множество старых отпечатков затрудняют наблюдение свежих.



Вопросы для наблюдений по альбомам.


1) Проследить, какие звери и птицы посещают альбомы, в какое время и в каком числе.


2) Кто и как использует брошенные приманки. Принимает ли зверь какие-либо предосторожности приближаясь к приманке. Какие звери и птицы конкурируют между собой из-за оставленной вами пищи. В чем выражается их конкуренция.



V. Приготовление следов для коллекций.


Если на глинистой, или содержащей много глины, почве вам встретятся хорошие отпечатки, можно попытаться сохранить их для коллекции. Нужно выбрать один-два наилучших следа изо всех имеющихся там где почва чиста, т.-е. не содержит в себе корней, соломы и т. п. Острием ножа, слегка надрезая поверхность, намечают квадрат или четырехугольник, в центре которого находится нужный отпечаток. Затем углубляют разрезы, последовательно проводя несколько раз по одному месту. Глубина разреза тем больше, чем крупнее квадратик. Если он занимает площадь 4X6 см, то глубина в 4 см будет вполне достаточной. Дальнейшая операция состоит в вынимании квадратика так, чтобы он не погнулся и не развалился (при не особенно вязкой глине это случается нередко). Нужно удалить часть почвы, лежащей близ одной из сторон четырехугольника, и затем подвести под него нож и подрезать снизу. Вынутый кусок глины нужно или уложить в коробку, чтобы просушить дома, или, что лучше, положив на щепку, высушить сейчас же на солнце. Вполне просохший кирпичик с отпечатком можно обжечь в огне сильного костра, это придаст ему значительную прочность. У затвердевшего кирпичика, с целью облегчить его, можно соскоблить снизу излишнюю часть глины.


Приготовленные этим способом следы сохраняют безукоризненно все черты подлинника и, конечно, неизмеримо ценнее тех искусственных слепков, которые делаются лапкой мертвых животных на специальной глине и затем помещаются в музеи. Описанным способом, конечно, гораздо легче приготовлять следы мелких животных (до барсука и лисицы включительно). Каждый кирпичик со следом помещается в коробку, к которой, как и ко всякому научному объекту, необходимо прикрепить ярлычек, где будет сказано, какого зверя след, где, когда и при каких обстоятельствах он был взят. Для следов мелких зверьков (до хорька) очень хороши обыкновенные спичечные коробки. Лучшее время года для приготовления следов—весна и середина осени.



VI. Следы вредителей сельского хозяйства.


Захватывая и обрабатывая участки дикой нетронутой земли, человек вносит в их жизнь коренные, глубокие изменения. Там, где прогуляется плуг с бороной, вместо яркого ковра диких трав раскинутся простенькие голубые платочки — полоски цветущего льна, зеленые волнистые ленты хлебов, белые холсты медом пахнущих греч... Прежняя исконная растительность уйдет на межи, скроется на склонах оврагов, а та незначительная часть ее, которая сумеет приспособиться к условиям существования среди посевов, станет сорняками 1), плевелами, загрязняющими зерно, уменьшающими урожаи. То же и в мире животных. Из распаханной степи исчезает антилопа сайга (прежде она водилась по всему югу России), вымирает сурок, типичное степное животное, перестает гнездиться стрепет — они не мирятся с земледельческой культурой. Но мыши, хомяки и полевки умеют приспособиться к новым условиям существования. Как прежде в твердой, нетронутой почве, роют они норки на пашне, едят стебли подрастающей пшеницы, как прежде ели стебли типчака и тонконога, тащат в норы колосья — становятся вредителями. С несчетным числом подобных врагов приходится иметь дело хлеборобу теперь, когда его посевы клонят спелые колосья от Туркестана и Закавказья — до Вологодского севера и Якутской области, от знойных равнин, где еще недавно ветер играл нежными султанами ковылей — до пространств, где на памяти ближайших поколений тот же ветер гудел в лохматых шапках елей.


1) Некоторая часть сорняков приносится в виде семян вместе с зерном полезных растений.


Душным южным вечером, когда по камышам блуждают хриплые крики ночных цапель, из колючих зарослей держи-дерева выводят кабаны свои семьи и всю ночь до рассвета мнут и топчут они недозрелую азербайджанскую пшеницу, звучно чавкают, поедая сладкие колосья. Тихой белой ночью, когда на всем севере так светло, что сизые чайки до утра летают над лесом, ловят майских жуков, — белой ночью из зеленого ельника, озираясь, выходит бурый Мишка и до рассвета мнет и топчет он росистые овсы на полянке, засеянной архангельским поселянином, громко чавкает, обсасывая сладкие недозрелые метелки. Поздней осенью табуны гусей и уток изо-дня в день кормятся на излюбленных полосах гречи или проса, журавли поедают горох. Черная туча скворцов, налетев на вишневый сад или виноградник, в один миг может нанести серьезный урон урожаю. Но и кабаны, и медведи, и гуси, и скворцы — вовсе не самые злые враги земледельца. Все они мелкие воры, и за свое воровство нередко платятся шкурой, от которой есть кой-какой прок. Обрекать их на полное истребление было бы и не практично и не гуманно, так как бороться с ними можно иными мерами.


Другое дело мелкие грызуны, которые сами по себе не могут принести никакой пользы.


Несметными полчищами населяют хомяки, хомячки и полевки посевы нашего юга, множество сусликов роют норки по выгонам и межам, делая отсюда набеги на хлеба. Многие тысячи пудов хлеба поедают они ежегодно у земледельцев нашей страны. Ни одной минуты посев не находится в безопасности от зубов грызунов. Зверьки выкапывают из земли только что посеянные зерна, срезают молодые всходы, под снегом выстригают озимое, едят недозрелые колосья, едят спелые зерна прямо из снопов, а затем переселяются в скирды, не оставляя хлеба в покое ни на гумнах, ни на мельницах. Это враги непримиримые и война им объявлена давно. Но, чтобы успешно бороться с врагом, нужно знать, кто он такой, заслуживает ли он серьезного внимания, какие из его привычек можно использовать ему во вред и т. д. В ответах на все эти вопросы следопытство может оказать незаменимые услуги.


При объеме этой книжки у меня нет возможности хоть сколько-нибудь полно очертить характер следов повреждений, наносимых различными животными нашим культурным растениям. Я касаюсь этого вопроса лишь настолько, чтобы показать следопыту, как много можно сделать в этой почти нетронутой области и в смысле прикладного и в смысле чисто научного значения.


1. Полевые культуры. Мне уже пришлось упомянуть, что зерновые хлеба, с момента посева до момента уборки урожая, находятся под постоянной опасностью нападения вредителей. Понятно, что при таком длительном сроке и при значительном числе животных, так или иначе поедающих хлеба, число типов повреждений будет велико. От зоркости и наблюдательности следопыта будет зависеть уменье отличить


повреждения, нанесенные птицами,—от повреждений, оставленных млекопитающими, лысины среди всходов, сделанные полевками, от полянок сусликов. Здесь, как при рассматривании следов в обстановке дикой природы, больше всего нужно обращать внимание на сохранившиеся отпечатки лап,. помет, оставшиеся кусочки пищи и на то, где и как поедалась последняя. Для многих полевок, например, очень характерна их привычка поедать пищу сидя на определенном месте, почему все огрызки лежат в одной или немногих кучках, называемых"обеденными столиками".. Чтобы достать колос, который не опускается, поддерживаемый соседним растением, полевка постепенно отгрызает стебель кусок за куском и подтягивает его к себе. Груда этих обрезков стебля остается желтеть среди темной почвы, на том месте, где хозяйничал зверек. В годы усиленного размножения полевок они выстригают начисто многие сотни десятин хлеба, и тогда желтые кучки соломы пестреют повсюду.. Кто хоть раз видел картину подобного опустошения, тот никогда ее не забудет!



Рис. 41. Обыкновенная полевка обгрызает стебель и подтягивает к себе колос.


Суслики особенно вредят посевам, когда пшеница „ пошла в трубку“. Зверьки перекусывают стебель и сосут („ суслят", отсюда их название) сердцевину, которая в это время наполнена сладкими соками, идущими к развивающемуся колосу. Следами их деятельности среди посевов являются плешины до сажени диаметром. Наливающийся колос суслики нагибают и отрезают у основания. Из него они выедают обычно только сочные зерна. Твердых, подсыхающих колосьев суслики почти не трогают. Таким же способом достают колос и хомяки-но они предпочитают спелые зерна, которые набивают в защечные мешки и относят в норы, в свои кладовые (хомяк разом может перенести в мешках до 50 грамм чистого зерна). Особенно любят хомяки запасать головки льна и горох; нередко на бахчах и огородах они выгрызают большие углубления в тыквах. Перед норой хомяка почти всегда можно обнаружить мякину и рассыпанные зерна. Осенью, когда пойдут дожди, потерянные зерна дают всходы, и тогда холмик земли перед норой издалека зеленеет изумрудной шапочкой среди серого жнивья.


2. Культуры корнеплодов, огороды и баштаны уже в силу того, что они помещаются обычно ближе к жилью человека и нередко охраняются, страдают от вредителей в значительно меньшей степени, чем полевые культуры. Мы уже упомянули о хомяке, который нередко портит тыквы. В иссушенной, безводной степи, где растительность выгорает очень рано, погрызть сочный арбуз или дыню находится не мало охотников. Даже звери, с зубами совсем как будто бы не подходящими к растительной пище, иной раз соблазняются их сладкой мякотью.


Так, в Таврической губ. баштаннычи меня уверяли, что им не раз приходилось видеть ежей и хорьков, занятых поеданием арбуза. К сожалению, проверить эти сведения мне не удалось, что и поручаю проделать за меня моим читателям. А вот повреждения зайцев, тушканчиков, полевок и мышей мне приходилось видеть неоднократно. Первый — всему предпочитает недозрелые дыни, и на их беловатой мякоти удары его крупных резцов оставляют характерные ни с чем не смешиваемые следы — бороздки. Полевки действуют совсем иначе. С нижней стороны арбуза (заяц грызет сверху, тушканчик сбоку—это зависит от роста зверька) они проделывают круглое отверстие и начинают выгрызать ход, своего рода нору в сладкие арбузные недра. Спустя некоторое время арбуз начинает закисать и они бросают его, принимаясь за новый. В первый же, привлекаемые запахом брожения, набиваются во множестве ночные бабочки, мухи, жуки и сосут перебродивший сок. Я видел, как жабы вечерами лазили в эти арбузные норы, чтобы ловить собирающихся там насекомых. Капуста наших огородов нередко страдает от зайцев, а торчащие из земли вершинки моркови нередко бывают изгрызаны полевками и мышами. Мягкая почва грядок иногда дает возможность по следам лапок определить название вредителя* Картофель в наших местах утилизируют для своих запасов хомяк и водяная крыса (последняя иногда подводит к полосе подземную галлерею во много десятков сажен длиной), а на юге скрытый подземный житель — слепыш. В пяти кладовых одного слепыша Высоцкий 1) обнаружил 179 картофелин весом в 3,56 кг., кроме того 4911 кусочков дубовых кореньев, 280 желудей, 51 луковицу степного горошка и остальных запасов 0,26 кг, а всего 14,22 кг. или 34 фунта!


1) "Прозиньске щеня" Зоол. Журнал Украины. Киев, 1921 г.


3. Садовые культуры. Зимой изголодавшиеся зайцы нередко нападают на молодые фруктовые деревья и губят посадки, поедая их кору и побеги.



Водяная крыса, роя в садах свои подземные ходы, питается корнями молодых саженцев, отчего деревца вскоре засыхают. Следы ее повреждений чрезвычайно характерны (комель ствола, погруженный в землю, обтачивается зверем конусообразно). Фрукты подвергаются нападениям многих птиц и, сравнительно, немногих зверей. Из последних наиболее систематично поедают груши, сливы и яблоки так называемые сони, небольшие зверьки, напоминающие внешностью отчасти мышей, отчасти мелких белочек.


Выбирая самые спелые плоды, они надкусывают множество их, прежде чем выберут какой-либо один. Пораженные плоды загнивают и падают с дерева. Повреждения, оставляемые резцами этих зверьков, легко отличить от конических углублений, которые делают в плодах клювы птиц. Самая крупная из сонь — полчек, поедая грушу, пользуется только частью лежащей у места прикрепления черешка.



Самостоятельные работы.


1)    Какие следы птиц и зверей встречаются у вас на местах поврежденных посевов и посадок. Зарисуйте их. Каким птицам и зверям принадлежат эти следы.


2)    Каким посевам зерновых хлебов, корнеплодов, каким огородным и садовым растениям вредят эти птицы и звери, в какое время года и в какие часы дня.


Какие части растений поедают, какие бросают несъеденными, много ли портят, вытаптывая посевы, выдергивая растения, подрывая ходами корни и т. д. и т. д.


Соберите образцы повреждений и, засушив их, сохраните в виде коллекций, снабженной ярлычками.


3)    Как велики размеры вреда, приносимого птицами и зверями сельскому хозяйству (для каждого вида птиц и зверей отдельно). (Число пострадавших десятин, потеря урожая, хотя бы приблизительно, в %). Зарисуйте на месте наблюдений вид повреждений и культур, подвергнувшихся нападениям.


4)    Как ведется и насколько успешна борьба с вредителями. Какие следы борьбы вы замечали (трупы отравленных животных, нежилые норы и т. д.). Поищите в следах указаний на привычки вредителей, которые можно было бы использовать для борьбы с ними.



VII. О погадках птиц.


Среди полей под межевыми и телеграфными столбами часто можно видет яйцевидные комки шерсти, смешанной с костями, перьями и твердыми частями насекомых. Одетые роговым чехлом, беззубые челюсти пернатых не приспособлены для пережевывания пищи, и все птицы как растительноядные, так и плотоядные глотают ее целиком. У некоторых, размягченная и отчасти переваренная в зобу, она поступает в желудок лишь после того, как кости, шерсть, косточки ягод, чешуя рыб и т. п. отделятся от питательных частей и будут выброшены через рот в виде овального комка. Таким образом погадки—это неперевариваемые части птичьей пищи, и по ним мы можем судить о составе последней. А знать, чем питается птица, во многих случаях очень интересно, так как в зависимости от наличия той или иной пищи и жизнь птицы складывается то так, то иначе. Канюк-зимняк, например, гнездящийся в тундрах севера, охотится там за леммингами - пеструшками. Зимой он отлетает к югу и если на пашнях Средней России много полевок—он остается здесь до весны, так как эти зверьки являются его наиболее верной и постоянной добычей. Осенью, спугнув зимняка с вершины стога, где хищник отдыхал нахохлившись и втянув голову в плечи, вы, наверное, найдете лежащие тут одну-две погадки. Если в них окажутся перья птицы, череп мыши и косточки лягушек остатки случайной добычи, не являющейся основной пищей зимняка, можете быть уверены, что на полях полевок мало. А если так, то и зимняк пролетит к черноземным степям, где всегда приволье грызунам. Можно быть уверенным также,


что в этом году не останется у нас зимовать болотная сова, будет мало серых сорокопутов. Возможно, что и хорьки и ласки передвинутся с полей к деревням, где на огородах и в скирдах хлеба легче поймать мышь, крысу, а то и курицу в курятнике. Изучив большое количество погадок какого-либо хищника, можно с большей уверенностью говорить о пользе или вреде, приносимых им сельскому хозяйству истреблением тех или иных животных.


Зимородка, красивейшую сине-голубую птичку, считают вредным там, где существует правильное рыбоводное хозяйство (в Зап. Европе). Питаясь мелкой рыбой, он истребляет много мальков ценных пород. Гнездо этой птицы представляет собой нору в обрывистом берегу над водой. На ничем не прикрытое дно в конце такой норы самка откладывает первое глянцевито-белое яичко. Позднее, во время откладки следующих яиц и насиживания, самка набрасывает столько погадок, что лоток гнезда превращается как бы в чашку, сложенную из белых и мягких рыбьих косточек. Разбирая состав выстилки гнезда, найденного мной в берегу р. Черной Мазы (в Нижегородском Заволожье), я увидел, что погадки зимородка состояли исключительно из костей мелких щучек и надкрылий крупных жуков-плавунцов. И щука и плавунец существа безусловно вредные, и истреблением их зимородок, в данном случае, заслуживал названия птицы очень полезной для рыбного хозяйства.



Если собрать побольше погадок и освободить от шерсти черепа млекопитающих, которые из зоба выходят более чистыми, чем из рук препаратора, то можно судить и о фауне 1) мелких зверьков изучаемой области. Совы, канюки и луни удивительные звероловы и коллекционеры, если можно так выразиться. Там где вы, собирая зверьков целое лето, не сможете ни разу встретить нужного вам грызуна, там, в погадках совы, вы найдете его черепа и будете вынуждены сознаться, что вы еще далеко не искусный ловец. Остается использовать опытность вашего пернатого конкурента!



1)Фауна—животное население определенной местности.


Алтайская экспедиция, изучившая грызунов Запад. Сибири летом 1923 г., в числе 481 зверька своей коллекции, привезла лишь одного цокора (средней величины грызун, ведущий подземный образ жизни), 6 экз. хомяка, 1 экз. тушканчика; водяной крысы и алтайского сурка экспедиции добыть не удалось.



В то же время С. И. Оболенский, один из участников экспедиции, разбирая погадки, оставленные птицами на скалах предгорий и в пещерах, обнаружил: 236 экз. костей, принадлежащих многим десяткам цокоров, 396 костей хомяков, 44 кости тушканчиков, 150 костей водяной крысы и кости двух сурков!.. Но не только о числе и видовом составе млекопитающих мы можем судить, разбирая погадки, мы можем в них же найти ответы на вопросы, касающиеся биологии некоторых зверьков. Принято думать, например, что землеройки и кроты проводят зиму под снегом, не появляясь на его поверхность. Однако, разобрав зимние погадки серой неясыти (из Нижегородской губ.), я нашел, что среди костей грызунов было не мало черепов кротов и землероек-бурозубок. Сова ловит только тех зверьков, которые выбегают на снег, значит и эти покидали свои подснежные и подземные галлереи.


Думается, что из показанных примеров ясно, как много можно получить, изучая погацки, эти своеобразные следы птиц. Где же искать погадки? Чаще всего их находят у гнезд или там, где птицы отдыхают, переваривая недавно пойманную добычу. Поэтому погадки орлана-бело-хвоста и скопы можно обнаружить под отдельными деревьями на берегах или лежащими у воды бревнами близ тех водоемов, где эти птицы охотятся за рыбой.



Погадки их состоят обычно лишь из рыбьих костей и чешуй. (По строению глоточных костей, челюстей и чешуй, можно определить не только виды съеденных птицей рыб, но также и их возраст). Наш рисунок погадки скопы сделан по экземпляру, найденному в степи Таврической губ. Скопа ловила там кроме рыбы серых сусликов, кузнечиков и жуков. Погадки зимородка можно найти в его норах, а также под теми предметами, сидя на которых он стережет рыбу. Цапли и крачки оставляют погадки, состоящие также из костей рыб. Их можно найти на отмелях, где отдыхают эти птицы. (Эти погадки непрочны и легко размываются дождем, рассыпаются от ветра). Чайки всеядны, в их погадках можно найти— то остатки майских жуков и лягушек (сизые чайки Архангельской губ., например), то насекомых, пойманных на пашне (речные чайки Нижегородской губ.), то частицы панцырей крабов, как в погадке чайки-хохотуньи, изображенной на рисунке 46-м (последний был сделан на острове Джарылгач в Черном море). Орлы, ястреба, канюки, осоеды, коршуны, луни, соколы оставляют погадки под столбами, шестами, одинокими деревьями, на стогах сена, копицах хлеба, на отдельных камнях и удобных уступах скал. В зависимости от способностей и вкусов птицы, погадки их складываются то исключительно из остатков пернатых сокол-сапсан, ястреб перепелятник и тетеревятник), то почти исключительно из остатков млекопитающих (полевой и степной лунь). Многие орлы в степях очень охотно питаются саранчей, и тогда их погадки состоят из несметного числа лапок и крыльев этого насекомого. Мелкие соколы (кобчик, пустельга) очень часто ловят кузнечиков и крупных жуков, в их погадках черепа млекопитающих встречаются наряду с частями перечисленных насекомых. Коршун наименее прихотлив в пище изо всех наших хищников. В погадках его можно встретить все от чешуй рыб и перьев птиц до панцырей раков и крыльев жуков,



Рис. 49. Погадка вороны из косточек черемухи и частей насекомых н. в.



Рис. 50. Погадка чернолобого сорокопута. Состоит из остатков мелких степных жуков.


Изображенная на нашем рисунке погадка содержит кроме шерсти иглы ежа. Последний, однако, гораздо чаще делается добычей орлов и филина, погадки которых, порой кажутся сплошным комом игол.


Погадки сов встречаются чаще всего у дневных убежищ этих птиц (под дуплами, в пустых гнездах сорок, в пещерах и т. д.). Мелкие виды охотно ловят крупных насекомых, что заметно и по составу погадок.


Трудно найти птиц, поедающих более разнообразную пищу, чем ворона и сорока. Их стол изменяется в зависимости от времени года, условий местности и даже времени дня. Весной в их погадках найдете зеленоватые скорлупы яиц куликов, гнезда которых охотно разоряют эти разбойники, позднее среди зерен и косточек ягод обнаружите лапку мимоходом проглоченного молодого жаворонка и кости щуки, погибшей в высохшем болоте, во время сенокоса увидите массу остатков кузнечиков и мелких зверьков. Осенью они становятся вегетарианцами и кроме шелухи овса, камешков, да кой-каких отбросов с задворков деревни в погадках ничего не оказывается. Многие мелкие птицы выбрасывают погадки. Образчиком последних может служить погадка чернолобого сорокопута, изображенная на нашем рисунке. Она целиком состоит из остатков насекомых.


Самостоятельные наблюдения.


1) Какие птицы вашей местности оставляют погадки, где и в каком количестве? Соберите погадки, снабдите ярлычками о времени и месте их нахождения.


2) Определите состав пищи этих птиц. Одинаков ли он весною, летом, осенью и зимой или у каждого вида птиц изменяется по времени года.


3) Отберите крупные хитиновые части из погадок птиц, поедающих насекомых, и попробуйте определить по ним хотя бы некоторых из съеденных жуков, кузнечиков и т. п. Много ли среди них вредных?


4) Отберите челюстные кости, чешуи и глоточные зубы рыб из погадок птиц-рыболовов. Определите виды рыб, съеденных птицами и их возраст.


5) Черепа каких млекопитающих встречаются в погадках хищников вашей местности 1).


6) Сколько оказалось в погадках черепов грызунов, насекомоядных, хищных и летучих мышей. Попытайтесь определить их до вида или хотя бы до рода.


7) Каких из птиц вашей местности нужно считать вредными и каких полезными, основываясь на изучении материала погадок.



От автора

I. Весна

Самостоятельные наблюдения

II. Лето

Самостоятельные наблюдения

III. Осень

Самостоятельные наблюдения

IV. Грязевые альбомы

Вопросы для наблюдений по альбомам

V. Приготовление следов для коллекций

VI Следы вредителей сельского хозяйства

1. Полевые культуры

2. Культуры корнеплодов, огороды и баштаны

3. Садовые культуры

Самостоятельные работы

VII. О погадках птиц

Самостоятельные наблюдения

VIII. Что следует читать


Библиотека журнала „В мастерской природы"

Изучай природу

Задача серии: воспитать дух любознательности; возбудить интерес к деятельному изучению природы.

Содержание книг: практические наставления к самостоятельному наблюдению окружающего мира. Интересные и образовательные занятия для школьника и пионера.

Гигиена экскурсий и лагерной жизни. Значение экскурсий для здоровья. Что надо знать руководителю экскурсий. Гигиенические указания экскурсанту. Походная аптечка. Оказание экстренной помощи и пр.

Жизнь в лагере. Цель и значение лагерной жизни. Палатки и шалаши. Распорядок лагеря. Что нужно уметь. Что с собою брать. Чем заниматься в лагере и пр.

Предсказание погоды. Научные и народные признаки погоды. Наблюдение неба для определения погоды. Различные небосные признаки. Записи и дневники.

Изучай свой край! Изучение местного края. План изучения. Музеи. Коллекции. Описание. Цель и значение. Краеведческие кружки и объединения.


Землемер-любитель, Топография местности. Самодельные приборы. Рекогносцировка и съемки. Карты и планы.


Следующие выпуски печатаются. Каталоги бесплатно.


Научное книгоиздательство Ленинград, пр. Володарского, 25, кв. 1. Телефон 1-52-15.

Москва, ул. Герцена, 31.  Телефон 4-39-73.

Цена 50 кол.

Подписывайтесь на журнал естествознания и техники


В мастерской природы.

Выходит иллюстрированными выпусками и содержит богатый материал для любителя природы, экскурсанта, пионера, школьника, преподавателя и лектора.

- Каталог бесплатно. -

Подписка в главной конторе,

Ленинград, просп. Володарского, д. № 25, кв. 1. Телефон № 1-52-15.

Шесть номеров 2 руб. 50 коп. с пересылкой и доставкой.

Представительство в Москве: ул. Герцена, д. № 31. Телефоны №№ 3-35-00 и 4-39-73.

1) Корресподенцию следует направлять по адресу: Москва, ул. Герцена б, Зоологич. Музей Университета, А. Н. Формозову.

2) Буквы „н. в.“ в подписях под рисунками обозначают „натуральная величина*. Итти в пятку на языке охотников значит двигаться по следу в направлении противоположном тому, в котором прокладывал след зверь. Короче—итти к тому месту, откуда зверь пришел.

3> Сусликов едят в немногих местах, а шкурки их до недавнего времени совсем не шли в дело.

4) Многие животные размножаются периодически, то в большем то в меньшем числе, и дают, так называемые, волны жизни. Причины этой периодичности еще не выяснены.

5) Эти наблюдения касаются лишь трех видов сусликов, живущих на юге Евр. России.

OCR: Комаров Виталий

========


ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий