плинтус рулонный progress plast . |
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Статьи

Земля на краю земли


Александр Волков


Поморы русских земель звали его Грумант. Мореплаватель Баренц именовал: Шпицберген, или Острые горы. Свальбард – как называют его ныне норвежцы. Арктический архипелаг невообразимой красоты с особым статусом территории и удивительной историей. Ехать сюда лучше летом, в краткое время с середины июня по август, когда чуть сплюснутый солнечный диск круглые сутки висит над горизонтом и лишает окрестные фьорды самого понятия «ночь».


Немного истории.


Архипелаг долгое время считался ничьим, хотя право Российской империи на эти суровые земли признавалось де-факто. Однако в 1905 году Норвегия, наконец, обрела независимость и, разумеется, занялась закреплением своих территориальных границ, предъявив права на Шпицберген. В это время на островах шла настоящая угольная лихорадка: за право добывать уголь боролись несколько крупных европейских компаний. Понятно, что молодой и еще слабой стране не хотелось осложнять отношения с соседями, потому создали комиссию из представителей ведущих стран мира, включая Россию.


К сожалению, политический статус Шпицбергена был закреплен лишь в 1920 году, когда нашей стране было не до арктических суровых земель. Согласно Шпицбергенскому трактату, архипелаг становился неотъемлемой частью Норвегии, но наделялся особым статусом. Любое государство, подписавшее договор, получало право заниматься тут хозяйственной деятельностью. Острова были объявлены демилитаризированной и безвизовой зоной, и гражданин любой страны, подписавшей сей договор, может приехать сюда жить и работать, наравне с гражданами Норвегии. На сегодняшний день таких государств более 50, включая, конечно, Россию.


По сути, всеми возможностями трактата удалось воспользоваться только Советскому Союзу, который официально подписал соглашение в 1935 году. Был создан трест «Арктикуголь», представляющий интересы России на архипелаге и по сей день. На этой норвежской земле находятся три российских поселка: живой Баренцбург, законсервированный Пирамида и давно заброшенный Грумант. Сейчас об этом в стране знают и помнят немногие, а в советское время любой человек, отправляющийся на «севера» за «длинным рублем», произносил слово «Шпицберген» не иначе как с придыханием. Потому что здесь наши люди жили в раю. Буквально. Это было чуть ли не единственное место на планете, где советский человек находился не за железным кордоном и мог пользоваться очень многими благами западной цивилизации. А норвежцы и приезжающие туристы должны были в свою очередь видеть торжество социализма и потому для наших поселков не жалели здесь ничего.


До развала СССР на одного норвежца приходилось шестеро русских. Теперь же все наоборот: население норвежского Лонгиербюена – местной столицы уже около 2500 человек, а во всем Баренцбурге вместе с Пирамидой – не более 400 наших.


Осторожно: медведи!


Шпицберген пережил немало климатических эпох и геологических потрясений, пройдя за последние 600 миллионов лет путь от Южного полюса до Северного. Расположившись на стыке трех тектонических плит, архипелаг несет на себе отпечатки жизни всей нашей планеты, открывая потихоньку секреты среди отступающих ледников. В стране, где грибы растут выше деревьев, - правда, деревья здесь маленькие, карликовые, но все-таки! на всех хватит чудес.


Король животного мира Шпицбергена, конечно же, белый медведь - визитная карточка Арктики и эмблема архипелага. Еще бы: медведей здесь живет больше, чем людей! Летом, правда, их сложно увидеть – белый медведь предпочитает жить на кромке арктических льдов, которые в это время года отступают к северной оконечности архипелага. Да оно и к лучшему: этот зверь непредсказуем и столкновения с человеком часто заканчиваются трагически для homo sapiens. А потому каждый приезжающий на архипелаг обязан изучить правила поведения на случай встречи с медведем. Первая строчка правил гласит: «Еcли вам удалось заметить медведя прежде, чем он заметил вас…» - далее можно не продолжать, потому как шанс заметить вас первым у медведя значительно выше. Раз эдак в сто.


Но не все так мрачно. Помимо медведей, на островах немало оленей, песцов, а в окрестной воде – моржей, тюленей и даже китов. И тысячи, тысячи птиц, прилетающих сюда на гнездовье. Зимовать здесь остаются лишь куропатки да полярные совы.


Живая сила Пирамиды.


Впрочем, природа архипелага поразит вас с первых метров, пройденных по этой суровой земле. А вот если вы прилетели отдохнуть от мирской суеты и окунуться в прошлое – ваша дорога лежит прямиком в Пирамиду.


Это место у подножья горы, вершина которой будто сошла с картин про Египет. Натуральная пирамида Хеопса, стоящая на 79-й параллели северной широты. Даже не верится, что создана Пирамида не человеческими руками, а силами природы.


Эта земля, выкупленная у датчан еще в 1927 году, никогда не приносила много угля. И шахтерский поселок был убыточным предприятием, но этот уголок по воли партии превратился в цветущую землю. Буквально: из центральной России завезли чернозем и посадили траву, взятую с южной оконечности Новой Земли. Прошел не один десяток лет, а самый северный в мире газон до сих пор радует глаз, и трава на нем - самая высокая растительность архипелага.


Вообще, человек чувствует себя здесь на удивление хорошо. Тут невозможно устать или впасть в депрессию: то ли удивительная формы горы так влияет, то ли крупный ледник неподалеку остужает нервы, то ли глубинный разлом, присутствующий в этом месте, создает очень полезное для организма биополе. Как бы то ни было, когда находишься здесь, отдыхаешь умом, душой и телом, так что если у вас куча личных проблем приезжайте сюда. Обязательно поможет.


Оздоровительная аура Пирамиды известна давно и привлекает сюда многих туристов (но россиян среди них – жалкие крохи), однако есть еще вторая причина. И она куда более прозаична: Пирамида – огромный музей. Поселок-призрак, на манер чернобыльской Припяти. Вот только радиации нет, а призраки – это мы с вами. С 1956 года здесь жили советские люди, потом россияне, но в 1998м они вдруг ушли: содержание поселка стало совсем нерентабельным… Оставлено все: здания, вещи, мебель, книги в библиотеке, экспонаты в музее, игрушки в детском саду, и даже истории болезней в больнице. Успели только повесить замки и поставить памятник — наполненную доверху углем шахтерскую вагонетку с надписью: «31 марта 1998 года выдана эта последняя тонна угля рудника Пирамида». Так она и стоит, вкупе с самым северным бюстом Ленина, самым северным в мире плавательным бассейном и Домом культуры.


Время здесь застыло. Некоторым больно на это смотреть. Некоторым хочется позлорадствовать. Но все, кто тут был – будут помнить. Помнить, какое чудо может сотворить человек даже в самых суровых природных условиях и как оно хрупко, это сотворенное чудо.


Неуютная планета Баренцбург.


Совсем другое чувство оставляет функционирующий по сей день Баренцбург – город шахтеров. Чуть ли не все его обитатели – с украинскими паспортами. Россияне сейчас сюда не стремятся: шахта стоит уже год, и еще несколько лет назад жить здесь было катастрофически трудно. Вот и завозят сюда шахтеров с Донбасса да научные кадры из Мурманска и Петербурга. Жаль, но «наращивать российское присутствие в Арктике» государство пока способно лишь на бумаге. Тот же отдел по туризму Шпицбергена представлен только мелкой страничкой на сайте «Арктикугля».


В отличие от Пирамиды, шахтеры Баренцбург никогда не любили, потому и зовут его «Бур». На первый взгляд тут все очень прилично: крепкие пятиэтажки, большой спорткомплекс с бассейном, хорошая столовая, за которой давно закрепилась кличка Хилтон, православная часовня в память погибших в авиакатастрофе в 1996 году, школа, детский сад, стадион. На единственной улице чисто. И тем не менее долго тут не пробудешь. До Пирамиды отсюда 120 километров, до Лонгиербюена – всего 55, но по земле не доедешь, и есть ощущение, что Баренцбург — это отдельная планета с особыми свойствами. Не самыми приятными. Здесь быстро устаешь, даже ничего не делая, тут все время хочется уснуть, а то и напиться, радостные мысли и чувства редко посещают человека. «Неживое место» — так говорят почти все, кто здесь был.


И все же сюда стоит приехать – чтобы увидеть. Каждый добравшийся сюда способствует возрождению жизни поселка, а значит, и возрождению присутствия нашей страны на этой исторически русской земле.



Материал: http://www.wolfgrel.ru/art/08_2010.html

========