|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Спелеологический клуб СибирьПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Статьи

Отчёт однокурсникам о прожитой жизни по случаю 60-летия окончания Горного Института


Дорогая Олечка Семёнова! Так как ты единственная из всего нашего выпуска, кто знаком с моим докубайством, и, надеюсь, не растеряла присущее тебе чувство юмора, то я обращаюсь к тебе с просьбой зачитать (или распечатать) нашим однокурсникам это послание:

Вадим Литинский

Денвер, Колорадо


Отчёт однокурсникам о прожитой жизни по случаю 60-летия окончания Горного Института


Документальное повествование в стиле light stёb.


Не все, оказываются, хорошо знают современный русский язык (СРЯ) и, в частности, что значит слово стёб. Для малограмотных привожу ссылку из электронной энциклопедии:


Стёб - обобщ, разг., арго. Публичное выражение иронического отношения к каким-либо людям, взглядам или понятиям, часто в виде пародии, ставящее целью их высмеивание. Синонимы: высмеивание, ёрничество, ёрничание, пародирование, ирония, насмешка, издёвка, сарказм. ВИКИСЛОВАРЬ на интернете.


Моё существенное добавление к ВИКИ: Стёб – В. Лит.: самоирония.


Дорогие труипенсы! Для тех, кто плохо знает СРЯ – современный русский язык – дорогие трудящиеся и пенсионеры! (Некоторые из вас, наверное, знают, что Фёдор Михалыч ни в грош не ставил ни Идиота, ни Преступление, ни, тем более, Наказание, а пуще всего гордился тем, что ввёл в наш Великий и Могучий придуманное им слово «стушеваться». Вот и я вслед за ним тоже. Придумал слово «труипенсы» и надеюсь, что тоже введу его в ВиМ). Позвольте мне дать вам в письменном виде отчёт о 35 годах моей жизни вдали от Родины, аккурат на другой стороне нашего маленького, но такого уютного и пригожего шарика.


Как мне жаль, что я, будучи сравнительно недавно в Ленинграде, не мог досидеть до этого (возможно последнего, как говорит главный организатор всех наших встреч Галя Генко), ежепятилетнего сходняка бывших геологоразведчиков! (Кацо, ты кто? – Кназ. – Бывший князь? – Какой бившим, слюшай? Кназ – это порода! Генацвале, ты бывший пудел знаешь?). Я думаю, что и бывших геологоразведчиков, как и бывших простых разведчиков не бывает (ну, отважные разведчики – это у нас, а у Госдепа и Мировой Закулисы – подлые шпионы и вражеские наймиты). А не мог я встретиться со своими однокашниками потому, что наши старички и старушки проводят всё лето до глубокой осени безвылазно на своих шести сотках, собирая богатый урожай с ярового клина. А мне западло (видите, как я хорошо знаю СРЯ!) приезжать в красивейший город нашей милой планетки в тьму-таракань, дождь и слякоть – я же ещё не Пушкин, чтобы любить осень! В этом 2013 году я был в Ленинграде почти 2 месяца с 15 мая до 10 июля, повидал прекрасные белые ночи, повстречался с некоторыми друзьями, побывал в родном НИИ геологии Арктике и в Полярной экспедиции в Ломоносове, в создании которой я принимал самое деятельное участие 51 год тому назад. И сделал важное дело – перевёл свою заработанную в Арктике пенсию со всякими полевыми и ледовыми надбавками и налётом часов (12,617 рэ или 382 доллара по нонешнему курсу) на Сбербанковскую карту VISA. Теперь я могу покупать всё, на что глаз положу в Америчке и во всем мире. И моя трудовая пенсия за 28 лет в НИИГА является хорошим приварком к американской пенсии в 835 долларов, заслуженная за 10 лет каторжного труда (как папа Карла или, лучше сказать вслед за ВВП, – как раб на галерах) на пиндосов (кто плохо знает СРЯ – америкосов), Госдеп и мировую закулису (жидомасонов тож).


Пока вы ещё не устали – расскажу с самого начала, как складывалась моя жизнь за океаном. Приехав в январе 1980 года в Америчку, я уже через 2 месяца начал работать старшим геофизиком в небольшой (40 человек, потом нас стало 120) геофизической компании EDCON в Денвере, Колорадо. Цена на нефть тогда поднималась и достигла 32 доллара за баррель! Жуть, как дорого! Компании, связанные с поисками и добычей нефти, росли, как опёнки на гнилом пне. Наверное, на работу тогда брали любого, кто мог без запинки произнести слово geophysics. Хотя меня, я надеюсь, взяли не только за это моё достоинство. То есть я, как бы (это не по-новорусски, а по старинке) по мановению волшебной палочки, из небольшой комнаты в НИИГА (Институте геологии Арктики) на Мойке 120, в которой со мной сидело ещё пять человек с одним телефоном на всех, пересел в отдельный кабинет, больший, чем наша прежняя комната, с персональным телефоном, в городе Денвер, как раз посередь Амерички. И сразу же я тогда заметил ещё одну существенную разницу – туалеты здесь везде приличные, а не вонючие, без сидений на унитазах, когда какать надо было только в извечной советской позе орла, без туалетной бумаги и бумажных полотенец, как это было принято в нашем любимом НИИГА. [Первое отступление: Когда в июне этого 2013 года я посетил родной НИИГА, то к моему полному изумлению туалеты оказались точно в таком же положении, как и 35 лет тому назад, в день моего отъезда в эмиграцию. А вот когда я был в нём пять лет тому назад, в 2008 году, тогда (вот святой истинный крест на пузе!) туалеты тогда были, как в Америчке! От чего же произошёл такой резкий регресс к коммунизму за последнюю пятилетку?! Кто из вас возьмётся объяснить этот феномен?]. А всё остальное в моём персональном кабинете в Денвере было то же самое, как и в Союзе: геологическая интерпретация гравики и магнитки. Но теперь по всем морям и весям земного шара, а не только в советской Арктике. Зарплатку, правда, могли бы платить мне и побольше, как платили нашим эмигрантам-геологам в больших компаниях, в EXXONe, например. Но, сказали мне, что когда научусь говорить и писать отчёты на ихнем ангельском языке, то прибавят. И точно: с 26,000 долларов в первый год, или $2,167 в месяц, повысили до 40,000 (3,333 долларов в месяц) в конце моих рабских трудов на ЭДКОН. Я, по началу, как гигантскую новинку в США, применил наши советские способы вычисления глубин намагниченных тел (метод касательных Пятницкого и др.), а потом придумал пару своих методов, ещё лучше. Я был единственным Ph.D. в этой компании, поэтому, занимаясь интереснейшими геофизическими материалами по всему миру, я на законном основании ударился в науку. Принимал участие в четырёх ежегодных международных конгрессах SEG – интернационального Общества Разведочных Геофизиков, на которых я на своём корявом ангельском языке делал доклады о моих исследованиях в разных регионах США. И в том числе доложил о моем старом открытии на основе моей любимой изостатической редукции Грааф-Хантера (вместо традиционной редукции Буге, не работающей в горах) обширного надвига Верхоянского хребта на Предверхоянский краевой прогиб (представляете – шарьяж до 80 км в поперечнике только в северной части прогиба, а южнее – возможно много больше). Вам, геологам, лучше, чем кому бы то ни было, известно, насколько это увеличивает нефтегазовый потенциал прогиба. В 1977 году я впервые опубликовал это открытие в сборнике НИИГА «Геология и нефтегазоносность мезозойских прогибов севера Сибирской платформы» с вынужденной припиской «Публикуется в порядке обсуждения». После этого приятели-геологи при встречах со мной дружелюбно крутили пальцем у виска. А потом стало известны обширные надвиги гор на прогибы в США и в других частях мира, и пальцем крутить перестали.


И ещё одно важное дело – в главном печатном органе SEG – в журнале Geophysics vol. 54, №. 11 (November 1989), я опубликовал статью «Concept of effective density: key to gravity depth determinations for sedimentary basins» (Kонцепция эффективной плотности: ключ для определения глубины осадочных бассейнов по гравитационным данным).


Подождав ради приличия год, я стал ежемесячно просматривать получаемые выпуски этого журнала, ожидая найти ссылки на мою гениальную статью. К моему глубокому разочарованию, таковых не последовало и через пять лет. Жаль, подумал я, я ведь так старался, придумал гиперболическую зависимость плотности осадков от глубины осадочного бассейна. Эта функция зависимости плотности от глубины легко преобразуется в функцию зависимости гравитационной аномалии от глубины бассейна, используя формулу притяжения неограниченного пласта (формулу Буге). Я показал, как можно просто и легко определять глубину осадочных прогибов по гравитационным данным. Зависимость плотности от глубины, определённая с использованием данных бурения для бассейна Тусон (Tucson), была принята также для всех других осадочных бассейнов в Провинции Бассейнов и Хребтов в южной Аризоне и юго-западной части штата Нью-Мексико. Для всех этих прогибов я построил по гравитационным данным карты глубин их фундамента. Сравнение глубин этих бассейнов, вычисленных по гравитационным данным, с имеющейся в ту пору в наличии информацией о глубинах фундамента по буровым данным (19 скважин) показывает, что предложенный простой и быстрый метод имеет ошибку в пределах 13 процентов по отношению к реальным глубинам.


Хорошая была статья, а никто на неё не обратил внимания! Канула в Лету! Народ меня не понимает, не ценит и не любит. Или, скорее всего, тупые американцы (как характеризует их Задорнов), и другие чурки нерусские не доросли до моих умных мыслей, решил я, и, сдуру, начисто прекратил заниматься этой проблемой. И зря!


А в марте 2010 г. случайно набрал я в Гугле свою фамилию латиницей (кириллицей-то вы найдёте массу ссылок в любой поисковой системе на мои полярные и другие фотодокументальные повествования – докубайки, как я их называю), и с радостью обнаружил, что моя статья вынырнула из Леты ещё в 1995 году (но сначала не в Geophysics, а в Applied Geophysics, поэтому я и не видел откликов на мою нетленку). И с той поры ссылки на неё широко пошла гулять по свету в публикациях на многих языках, даже на финском и турецком. К моему сожалению, советско-российские геофизики, если судить по интернету (к российским бумажным публикациям я не имею доступа), не заметили её. То ли наши геофизики по-английски читать не умеют, то ли зарплата у них маленькая (скачать электронную копию одной статьи из «Джеофизикс» стоит $29 (около тысячи рублей). Поэтому я собираюсь (Иншалла!) сделать и опубликовать перевод этой статьи, который, я надеюсь, вызовет интерес у российских геофизиков к предложенному мной простому методу вычисления глубины осадочных бассейнов по гравитационным данным.


Но не долго музыка играла – цена на нефть в 1986 году рухнула с 32 долларов за баррель до 9 долларов, и 35 процентов геологов, геофизиков и буровиков, занятых в нефтяной индустрии, потеряли работу. В Хьюстоне, Оклахома-Сити и в Денвере (это главные нефтяные центры) масса невыплаченных домов была брошена бывшими успешными геологами, геофизиками и буровиками-нефтяниками. Погорел и я, когда наш ЭДКОН сократился со 120 до 36 человек. Но, слава Богу, тогда у нас не было своего дома, а жили мы с женой Миной и сыном Женей в съёмной квартире. Потом-то, со следующей женой Леной и дочкой Таней у нас образовалось 3 дома, два из которых мы сдавали в аренду, а сейчас моя бывшая жена Лена продолжает эту тенденцию. После потери работы в ЭДКОНе, предвидя вынужденный длительный неоплачиваемый отпуск, я радостно отправился с приятелем-пенсионером на моём небольшом автобусе (побольше вашей Газели) в путешествие по западным штатам. А затем через красивейшие Скалистые Горы мы приехали в Канаду, в Ванкувер, где тогда проходила какая-то международная выставка (EXPO), потом на красивейший остров Виктория. По дороге я посетил в Калгари своего друга-канадца Лёву Липкова, с которым мы в семидесятых на разваливающихся вездеходах, списанных из армии, делали гравиметрическую съёмку Новосибирских островов (см. на интернете его докубайку «Средства транспорта на острове Котельном»). После полуторамесячного интереснейшего путешествия я вернулся в Денвер и стал развозить пиццу по домам. Но не долго и эта музыка играла. Через некоторое время я в качестве переводчика и геологического консультанта поступил на работу в только что созданную при моём активном участии англо-американскую компанию «EuroSov Petroleum» со штаб-квартирами в Денвере и в Лондоне (в котором, за время работы в «ЕвроСов Петролеум» мне повезло побывать в общей сложности 11 раз). Целью Евро-Совета было создание совместной советско-англо-американской нефтяной компании СИНКО. Тогда я впервые побывал в Западной Сибири, в Тюмени и других местах, а то раньше всё Арктика, да Арктика (ну, летом-то с Миной ещё в Крым или на Кавказ ездили). С российской стороны директором был Сергей Шафраник, младший брат тогдашнего министра геологии, так что СИНКО легко заполучила пару десятков нефтяных месторождений и перспективных площадей в Западной Сибири. Вот тогда-то, улучив момент, я на один день из Москвы примчался в родной Ленинград, встретился с друзьями, рассказал, что прошло уже два года, как я развёлся с женой Миной, и попросил найти мне приличную другую подругу. Наутро я встретился в гостинице Балтийская (за 25 минут до отъезда на вокзал для посадки на дневной поезд в Москву) с некой Леной, которую порекомендовал мне приятель Рома Хаимов (см. докубайку «Добавление к учению о шаманизме-плацебизме»). Вот так у меня возникла третья жена.


Но и тут не долго музыка играла – отсосав немалые деньги от глупых американов и бритишей, умные русские сказали – гуляйте, Васи, мы и без вас ваши технологии и станки закупим. И пошли мы солнцем палимы… Но идея совместных предприятий всё ещё витала в воздухе, и я в той же должности и с той же высокой зарплатой, но от других американских компаний впервые попал в Казахстан, а потом и в Киргизию. Казахи и киргизы принимали нас отлично, с традиционным широким русским гостеприимством и застольем, но кончилось всё с тупыми американцами точно так же, как и в первом случае в Западной Сибири: “Гуляйте, Васи!” Вот! А вы говорите!


После этого тупые пиндосы-америкосы поняли, что они в России персоны не шибко грата, а вовсе даже наоборот – все они на самом деле Госдепники и мировая закулиса (жидо-масоны тож), и соваться со своими дурацкими предложениями в Россию перестали. Так что моя высокооплачиваемая лафа и интересные путешествия в неведомые раньше страны закончились. Пару-тройку лет после этого я занимался письменными переводами русских геологических текстов, а потом и пенсионный возраст подвалил.


И я полностью переключился на писание докубаек – фото-документальных историй о моей работе в Советском Союзе. Ну, и о прочем. Помещаю их на интернете в Библиотеке Мошкова (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/ ) и в Новосибирском отделении Российского Географического Общества (www.rgo-sib.ru) в разделе «Экспедиции». У кого проявится любопытство – наберите кириллицей моё имя и фамилию в Гугле, Яндексе или любой привычной вам поисковой системе, и толстое собрание моих фото-докубаек выплывет к вам. [Второе отступление: К сожалению, в связи с этим докубайским фактором, почти полным отсутствием контактов с живыми американцами, и с переходом на родное русское телевидение (сейчас у меня через Roku куча отличных российских каналов, в том числе Совершенно Секретно, Дождь, и т.д.) – мой ангельский язык goes down. По-простому говоря – теряю я ангельский язык. Но зато мой ВиМ – Великий и Могучий – на уровне. Не отстаю. Мог бы вам тут после каждого третьего слова вставлять кабы (как бы) и таскать или даже скать (так сказать), как это делают исконно-посконные россияне на всех каналах ТВ, ну да ладно, поверьте мне на слово, что я знаю, как надо украшать свою речь, чтобы она была исконно-посконно-сермяжной. Пойдите на д/б «В Ленинград через 30 лет, или я к вам пришёл навеки поселиться» – там я подробно описал, как теперь говорят россияне, вставляя в свою речь новомодные словечки, например, да? после каждого второго слова. Вы это, наверное, сами не замечаете, потому что для вас это норма].


Про мои первые геолого-геофизические приключения в Арктике вы можете прочесть в д/б «Гулинская экспедиция», в которой описано, как я стал заслуженным каюром Долгано-Ненецкого Нац. Округа, обеспечив выполнение гравиметрической съёмки на Гулинском месторождении флогопита и редких земель. Возможно, что я впервые в мире успешно применил способ быстрого собирания стада оленей путём демонстрации им своего достоинства, однажды показав им, что я из этой штуки писаю на снег. А они этот снег с жадностью поедали (вкусненький, солёненький!).


Про шестилетние поиски алмазов (кимберлитовых трубок) в северной Якутии с помощью высокоточной магнитной съёмки (+/- 2 гаммы), которую я впервые в мире применил для оконтуривания слабомагнитной трубки «Ленинград» в условиях сильнейших магнитных вариаций в Арктике в 1956 году (это был год ужасного Солнца, не побитый до сего времени), читайте в д/б «Биректинская экспедиция». А потом также впервые в мире использовал для поисков трубок геохимические методы (металлометрию) и каппаметрию (измерение магнитной восприимчивости маленьких проб почвы), в десятки раз более производительные, чем метод шлихового опробования.


В результате этих шестилетних исследований я опубликовал десяток статей в престижных журналах и подготовил кандидатскую диссертацию. Но, увы, защита не состоялась, так как в 1961 году ко мне обратилась начальник отдела геофизики НИИГА Р.М. Деменицкая и предложила заняться совсем другим очень интересным делом. Мне пришлось срочно переключиться на создание Полярной Высокоширотной Воздушной Геофизической Экспедиции (ПВВГЭ), как я её в дальнейшем окрестил, для проведения гравиметрической съёмки советских арктических морей в соответствии с совсекретным постановлением Совмина СССР. Гравитационные данные нужны были стране для введения поправок в траектории ракет, запускаемых в сторону Америки из подводных ракетоносцев, шныряющих подо льдом Северного Ледовитого океана. Ну, естественно, нам, полярным геологам, эта гравика (а заодно уж за те же деньги – магнитка и сейсмика) нужна была для наших шкурных интересов – тектонического районирования дна шельфовых морей и прочего, ну вы знаете. Я предложил методику авиадесантной съёмки с использованием затушенных сухопутных гравиметров с опорой на дрейфующий опорный пункт – маятниковый прибор, созданный М.Е. Хейфецом для гравитационных измерений на подводной лодке. Во главе срочно собранной из моих сотрудников по Биректинской экспедиции гравиметрической партии отдела геофизики НИИГА, я в 1962 году полетел на дрейфующую ледовую базу экспедиции «Север-14» Гидрографического управления Военно-Морского флота. Экспедиция картировала с помощью эхолотов дно в районе северной части подводного хребта Ломоносова. А мы, геофизики, опробовали и внедряли в практику предложенную мной методику авиадесантной съёмки. Учась сами, мы учили офицеров-гидрографов этой премудрости, чтобы они могли самостоятельно в следующие годы производить гравиметрическую съёмку по этой методике в центральной части Арктического бассейна. А Полярная экспедиция НИИГА, начиная с 1963 года, приступила к съёмке всех арктических морей СССР. Об этом более подробно вы сможете прочесть в д/б «Зарождение Полярки». Это, пожалуй, наиболее полное описание создания и первых лет работы Полярной Высокоширотной Воздушной Геофизической Экспедиции. Много докубаек у меня написано о работах ПВВГЭ, главным инженером которой я стал по причине беспартийности. Одновременно в течение 4-х лет я был начальником всех дрейфующих ледовых баз. А формальным начальником экспедиции взяли члена партии отставного капитана первого ранга А.П. Витязева, естественно, ни в зуб ногой в геофизике.


Но и тут недолго музыка играла. В 1965 году я написал первую статью о геологических результатах нашей съёмки морей Лаптевых и Восточно-Сибирского, и по своей природной дурости забыл вставить в соавторы Р.М. Деменицкую, начальника отдела геофизики НИИГА и корифея всех наших побед. И я, таким образом, превратился в её главного врага. Естественно, в списке авторов этой статьи Деменицкая, как редактор геофизического сборника, задвинула меня на второе место, хотя вся статья от А до Я была написана мной. Четырёх соавторов я вставил в знак уважения. А вот про Деменицкую (идиот, как характеризует меня жена Лена) совершенно забыл, так как она в последнюю пару-тройку лет совсем не принимала участия даже в приёмке наших полевых материалов, не говоря уже о защите отчётов! На следующий год она переместила меня с должности главного инженера на специально придуманную для меня должность главного геофизика экспедиции (директор НИИГА Б.В. Ткаченко упёрся рогом, не разрешая убрать меня совсем). На должность главного инженера Деменицкая поставила одного из начальников лётных отрядов – коммуниста Г.И. Гапоненко. А через два года Деменицкая совсем выперла меня из моей родной Полярки. И я стал работать старшим геофизиком, а потом старшим научным сотрудником в отделе нефти и газа.


Про обнаружение и посещение нами в Чукотском море покинутой американской дрейфующей станции Чарли – сможете прочесть в д/б «Дрейфующая Америка». Про то, как я, впервые в истории освоения Арктики, взял на дрейфующую ледовую базу в 1965 году пять женщин для камеральной обработки материалов авиадесантной съёмки, а меня потом Деменицкая обвинила в том, что я на льдине дрейфующий гарем развёл – прочтёте в д/б «Отважные дрейфуньи». Про суровые будни ледовой базы в Восточно-Сибирском море в 1966 году, когда льдины под нашими палатками многократно раскалывались, и нам приходилось три раза перевозить базу на другое место, рассказано в д/б «Будни дрейфующей ледовой базы». Тогда во время пурги я с нашим отважным пилотом Эдиком Каминским (лучшим командиром Ан-2, с которым мне когда-либо приходилось встречаться) пешком отправились искать целую, не расколотую льдину для перебазировки (сами понимаете, что использовать для этого самолёт во время пурги было невозможно). И я сослепу (снег налипал на очки) провалился в трещину. ТонЯ, я размечтался, что после моей героической гибели Восточно-Сибирское море переименуют в море Литинского. И вы бы никогда больше не встретились со мной, если бы Эдик (век за него Бога молю) сквозь пургу не разглядел, что я, как Гагарин, махнул рукой и исчез (слова «Поехали!» он из-за воя ветра не расслышал), пошёл меня искать, нашёл, и спас, вытащив за шиворот на лёд. Самому мне в намокшей меховой одежде и унтах было бы не выкарабкаться на лёд, и я бы не долго мучался.


О нашей работе в экспедиции «Север-14» в 1961 году и про нахальный прилёт американцев в 1967 году на совершенно секретную дрейфующую ледовую базу Военно-морского флота «Север-67» прочтёте при желании в д/б «Дрейфующая Россия». Про замечательного русского умельца Юру Жирова, который мне из топора сделал «Парабеллум», вырвал верхний зуб мудрости у своего погибающего однофамильца Глеба Жирова, с Божьей помощью плевком спас себя и двоих сотрудников от неминучей смерти после пожара во время пурги на северном берегу острова Врангеля, убил напавшего на него белого медведя, идеально подделал денежную купюру, а директору НИИГА Б.В. Ткаченко вскрыл огромный сейф, когда Борис Васильевич потерял ключ от сейфа накануне его доклада в райкоме – прочтёте при желании в д/б «Жировиана»… Ну, и так далее – куча полярных докубаек. Но надо ещё написать множество новых докубаек – про плавание на ледоколе «Киев» в Карском море в 1967 году, в результате чего я написал статью в геофизическом сборнике МГУ о разработанном мной методе авиадесантной гравиметрической съёмки на вертолёте с опорой на ледокол, закончить начатую докубайку про съёмку Новосибирских островов на вездеходах, про утопление Ан-2 в Чукотском море в 1966 году, про проваливание Юры Черненкова с двумя гравиметрами в руках в стометровую трещину на леднике на Северной Земле, про съёмку на гидрографическом судне «Дмитрий Лаптев» в Беринговом море… Хорошо хоть основные вехи моей жизни зафиксированы в докубайке «Змеиный Год и мои сокровенные откровения»! Ой, ребята, голова пухнет от обилия всего, чего надо поведать о наших работах на арктических морях… Так ведь ещё же надо и на мировые события откликаться! Вот! А вы говорите!


Ой, очень важное событие забыл упомянуть, о чём надо не забыть написать – о съёмке Байдарацкой губы Карского моря в 1969 году! К этому времени Деменицкая окончательно выперла меня из Полярной экспедиции, и я работал в отделе горючих ископаемых. Полярка заснимала в этом году остаток Чукотского моря, поэтому некому было выполнять запланированную съёмку совсем на другом конце земного шарика, и мне предложили в качестве начальника отдельного лётного отряда произвести съёмку на вертолёте Байдарацкой губы.


Непруха навалилась на нас с самого начала (наверное, это сработало родовое заклятие Деменицкой, чтобы я завалил работу в оправдание её утверждения, что Литинский ни на что непригоден). Сложилась чрезвычайно сложная обстановка из-за неблагоприятных метеорологических условий и отказа командира нашего вертолёта летать над полыньями и разводьями и садиться на дрейфующий лёд. К концу полевого сезона оказалось не заснятой около 80% проектной площади Байдарацкой губы. Более того, командование Воркутинской отдельной авиаэскадрилии из-за выхода из строя их вертолётов отозвало в Воркуту и наш вертолёт, чтобы использовать его в качестве санитарного фургона, фактически разорвав договор об аренде. В этих условиях я, чтобы не сорвать работы, полетел в аэропорт Каменный Полярного управления Гражданской авиации и уговорил командира КОАЭ заключить с нами договор на аренду вертолёта.


Когда 17 апреля новый вертолёт прибыл в наше распоряжение, до конца полевого сезона оставалось 13 дней и 80% незаснятой площади. Родовое проклятие Деменицкой явственно Дамокловым мечом висело надо мной. Разумеется, трудно было рассчитывать, что в течение всего этого времени будет стоять лётная погода и что не произойдёт простоя вертолёта из-за неисправности матчасти, как это довольно часто случается. Весь экипаж и тем более состав геофизического отряда отлично понимал, что для выполнения плана в этих условиях нужно приложить максимум усилий и добиться максимальной производительности труда.


Но Игорь Шайдеров – это был пилот от Бога! (Хотя и иудей). Он летал и садился на лёд в таких условиях, в которых ни один другой пилот этого бы не сделал – можете мне поверить, у меня огромный налёт часов на самолётах и вертолётах с посадками на арктических льдах. Всем, кто связан с арктической и любой другой малой авиацией, хорошо известно, что приписка заказчиком лётных часов авиаторам – нормальное явление, для этого в проекты работ негласно закладывались лишние лётные часы. Игорь сразу отказался (к моей великой радости – есть же на Руси ещё честные люди!) от того, чтобы я ему записал "липу" ("Мы и так своё заработаем", сказал он), хотя другие члены экипажа и ворчали на него. Мне потом рассказывали, что его выперли из авиаотряда за эту его антисоветскую особенность (тем более, что он был беспартийный). Нефтяники, которым он в тундру на буровые вышки возил трубы, продукты и их самих и отказывался от приписок, крутили пальцем у лба, но обожали Игоря за то, что он работал, как бешеный и ювелирно клал буровые трубы в точно назначенное место. Авиаторы его считали психом ненормальным, за то, что он не давал своему экипажу законно халтурно заработать, и комрометировал своим отказом от приписок всю авиацию. Поэтому его и выперли.


И ещё – Игорь летал без штурмана, сам прекрасно выполняя его обязанности. (Вот это иудей, блин! Правильно – гнать надо таких из авиации!). Однако, мы оказались без помощника астронома, обязанности которого, по установившейся практике работ Полярной экспедиции, обычно выполняет штурман вертолёта или самолёта. Координаты съёмочных пунктов мы должны были определять с помощью астрономических наблюдений, как это делалось нами раньше при съёмках с ледовых баз, удалённых от радиогеодезической системы «Поиск», обслуживающей лётные отряды, базирующиеся в прибрежных аэропортах. А астрономия требует от 40 минут до часа наблюдений светил, что не идёт ни в какое сравнение с мгновенным определением координат по данным радиогеодезии. И я, послав запрос Витязеву, взял на вертолёт в качестве помощника астронома старшего инженера-геодезиста А.А. Кураева, занимавшегося в нашем отряде полевой обработкой астрономических наблюдений в аэропорту базирования. Но и это бы не спасло нас, когда до конца полевого сезона оставалось 13 дней и 80% не заснятой площади! Но я подсуетился и предложил абсолютно новый, чрезвычайно экономичный (фактически – беззатратный) способ плановой привязки пунктов наблюдений при авиадесантной съёмке путём пеленгования нашего вертолёта береговыми радиолокационными станциями ПВО. (Я потом получил грамоту и премию в 25 руб. за это рацпредложение). Я полетел в Амдерму, где находилось командование ПВО западной части Арктики, и уговорил генерала дать команду всем береговым РЛС засекать нас и передавать нам по радио наши координаты! (Ну, закорешились и выпили, конечно, по этому поводу). И мы были спасены! Благодаря великолепным лётным и просто человеческим качествам И.С. Шайдерова, а также благодаря самоотверженной работе экипажа и лётного отряда, мы выполняли съёмку практически в любую погоду, летали и садились на льды там, где это было необходимо, несмотря на крайне тяжёлую ледовую обстановку – многочисленные полыньи, разводья и трещины (из-за чего первый пилот вертолёта категорически отказался работать с нами). Поэтому за оставшийся краткий промежуток времени мы не только выполнили, но значительно перевыполнили (на 120%) план съёмки, как по количеству пунктов наблюдений, так и по площади. При этом сеть съёмки была выдержана равномерно, выполнены необходимые детализационные и контрольные наблюдения. Полевые материалы нашего отряда были приняты с отличной оценкой.


Вот посмотрите на следующие цифры:


Количество пунктов наблюдения, выполненных за полевой период лётными отрядами на съёмке Чукотского моря (длительность полевой периода 2.5 месяца)


1. Отряд Третьякова - 90

2. Отряд Гапоненко – 91

3. Отряд Орлова - 97

4. Отряд Ващилова - 104


В среднем на один отряд – 95 пунктов.


Отдельный отряд Литинского – 131 пункт (полевой период 2.0 месяца), т.е. на 38% больше, чем в среднем на 1 отряд на Чукотском море.


Средняя производительность съёмки на вертолётах отрядов на Чукотском море - 5.2 пунктов за 1 съёмочный вылет, нашего отряда - 7.7 пунктов за вылет.


Средняя затрата лётного времени вертолёта на производство одного пункта на Чукотском море – 1.3 часа, нашего отряда – вдвое меньше (0.6 часа). И это при том, что чукчи определяли координаты точек с помощью радиогеодезии. Ну, ессесно, давали лётному экипажу и самим себе заработать за счёт приписок лётного времени – это сам Бог велел и смета предусматривала.


Точность съёмки нашего отряда самая высокая в экспедиции.


Ну, что – хорошо, грех жаловаться, да? Думайте второй раз, держа в памяти злопамятную большевичку Деменицкую и глядящего ей в рот начальника экспедиции. А мне Витязев объявил выговор и лишил 35% премии за то, что я взял на борт Кураева, допустив таким образом перерасход фонда зарплаты, потому что Кураеву полагалась в этом случае доплата за налёт часов. (На самом деле никакого перерасхода фонда не случилось – Витязев в своём рапорте директору НИИГА просто соврал). И себе коммунист Витязев нагло приписал 427 рублей за налёт часов, который он не совершал (эта сумма чуть меньше суммы доплаты за налёт мне и Кураеву вместе взятым). При этом в проекте на полевые работы расход на оплату налёта часов для начальника экспедиции не был предусмотрен! Когда я был главным инженером экспедиции, Витязев, зная меня, не позволил бы себе такого нахального жульничества. Но главным инженером экспедиции тогда был коммунист Г.И. Гапоненко. А коммунист коммунисту глаз не выклюет. [Ещё одно отступление: Не, ребята, не подумайте, что я огульно всех коммунистов записываю в прохиндеи и жулики. Безусловно, среди них были, наверное, и честные и порядочные люди. И первый для меня пример честного коммуниста – директор НИИГА Б.В. Ткаченко, которого я любил и уважал. Но вот когда я вижу по ТВ, как Путин и иже с ним бывшие коммунисты истово крестятся и целуют иконы, я вынужден признать, что бывших коммунистов, как бывших пуделей, не бывает].


Все вышеприведённые данные взяты мной из имеющегося у меня моего рапорта директору НИИГА по поводу лишения меня премии на 35%, приведённом полностью в д/б «Обыск и допросы». Кстати, наряду со мной в списке лишенцев фигурировали сотрудники экспедиции, обвинённые в пьянстве и дебошах (причём размер удержания с их премии составлял 10-15%). Таким образом, размер удержания с премии за выполнение плана на 120% при отличном качестве съёмки и наилучших в экспедиции технико-экономических показателях оказывается в два-три раза большим, чем за пьянство и дебоши. Ткаченко не утвердил лишение меня премии.


Кстати, о птичках: в д/б «Отважные дрейфуньи» описано, как Витязев в конце полевого сезона в 1965 году в самый напряжённый период завершения работ на льдине, вызвал меня с ледовой базы на базу экспедиции в аэропорту Чокурдах для того, чтобы вручить мне экспедиционную печать, так как он осознал, что я являюсь фактическим руководителем экспедиции. Я убедил его, что он начальник и коммунист, и должен оставить печать у себя, и мы с ним, выпив спирта, расстались друзьями. Тем же самолётом с бочками бензина я вылетел на базу заканчивать съёмку. “Ну, бляха-муха, хмельно улыбался я, мы привыкли к командирскому рыку каперранга, как будто в шторм при вое ветра и разрывах японских шимоз он распекает наваливших в штаны молодых матросов, а тут он себя повел, как юная пионерка, узнавшая, что она беременна!”


Некоторые из вас в своё время вступали в ООО ПГ КП(б) – Особо Опасную Организованную Преступную Группировку – Коммунистическую Партию (большевиков) – см. докубайку с таким названием. Конечно, вы же все умные люди, и не верили серьёзно в коммунистические бредни наших последних вождей-маразматиков, а вступили просто потому, что иначе было не получить желанную приличную должность. А я, в отличие от вас, искренно принял близко к сердцу уверение родной коммунистической партии, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме, и клятве дорогого Никиты Сергеича, что в 1980 году, кровь с носу, но в СССР наступит коммунизьм! Я уже давно ненавидел родную советскую власть и возглавлявшую страну коммунистическую партию большевиков. Зародилась это чувство, когда я, будучи патриотом своей Родины, с пелёнок любившим товарища Сталина, с юности мечтая стать настоящим отважным разведчиком, на втором или третьем курсе геологоразведочного факультета Горного института невольно оказался завербованным нашими дорогими органами в стукачи. Но на первых порах всё шло к тому, что меня точно направят в школу разведчиков МГБ. И только через пару недель я догадался, что на самом деле я дятел – стукач! Дорогие однокурсники, не пугайтесь! Я не стучал на вас, а только на двоих своих приятелей по интернату, с которым во время войны мы были эвакуированы в Курганскую область. На нашем курсе (как и на всех курсах и факультетах) стучали кто-то другие (у меня были основания подозревать одну нашу гидрогеологиню). Об этом чёрном пятне в моей в целом-то светлой жизни я публично покаялся в докубайке «Эволюция от дятла к человеку, или как я чуть не стал отважным разведчиком». Возможно, что такие «дятлы» были в каждой группе Горного института. Естественно, что теперь никто из них не последует моему примеру и не покается.


Ну, а потом, через несколько дней после похорон ВВВВиН (Величайшего Вождя Всех Времён и Народов), на которые я на последнем поезде примчался в Москву, мамочка дала мне прочесть письмо из лагеря моего любимого дяди Коли, капитана Николая Николаевича Литинского, Народному Комиссару Обороны СССР. Оказалось, что дядя Коля не погиб героически на фронте в первые дни Войны, как говорили мне раньше мамочка и Иосиф Виссарионович (во время наших с ним виртуальных встреч), а первоначально в 1938 году был в приговорён к расстрелу, заменённому потом, в связи с отсутствием состава преступления, на 5 лет лагерей. В 1942 году он умер на нарах в СевУраллаге, вместо того, чтобы героически погибнуть где-нибудь под Сталинградом или под Берлином (см. упомянутые докубайки «Эволюция…» и «ООО ПГ КП/б/»). Это была вторая соломина, подорвавшая мою беззаветную любовь к Величайшему Вождю Всех Времён и Народов. А потом, когда я работал уже в НИИГА, были беседы с начальником моей первой Таймырской гравиметрической экспедиции лауреатом Сталинской премии Николаем Николаевичем Самсоновым, когда мы обсуждали его рукопись «Мысли вслух» о Сталинских преступлениях. В 1956 году Самсонова посадили на 8 лет в ЛСПБ – психушку за письмо Хрущёву, в котором была приведена «Авторецензия на Мысли вслух» – см. д/б «Обыск и допросы (Самсонов. Якир. Буковский)». Одновременно на меня тлетворное влияние оказывали злобные клеветнические забугорные радиоголоса. Через Самсонова, после его выпуска из психушки, я связался с Петром Якиром, одним из организаторов демократического движения в СССР. В общей сложности я был 12 раз в его квартире на Автозаводской во время командировок в Москву по делам Полярной экспедиции. От Якира я получал и привозил в Ленинград многочисленные «Хроники Текущих Событий» и другую антисоветчину. Книги Авторханова, Солженицына, Пастернака, и другие, привозил мне в Ленинград мой венгерский двоюродный брат профессор Андраш Надь, известный экономист. Я делал фотокопии с этих книг. И постоянные вражеские злобные, хриплые от глушилок, забугорные радиоголоса! Представляете, как всё это воздействовало на бывшего преданного родной советской власти октябрёнка, пионера и комсомольца!


После того, как 14 января 1972 г. был произведён обыск у Якира, меня несколько раз допрашивал в Ленинградском Большом Доме и в Москве в Лефортовском СИЗО следователь по особо важным делам майор КГБ Геннадий Васильевич Кислых. Он мне сообщил, что при обыске у Якира нашли письмо Самсонова, рекомендовавшего меня Якиру с самой лучшей стороны и просившего через меня передавать ему любые материалы. Узнав от вражьих голосов об обыске у Якира, я сразу же отвёз и спрятал в надёжное место всю свою антисоветчину – полный большой рюкзак. Поэтому, когда 6 мая 1972 г. производили обыск в моей квартире (потом я узнал из «Хроники», что в этот же день были произведены обыски у полутора десятков людей в Москве), я ходил гоголем, зная, что КГБешники ничего у меня не найдут. И надо же! Нашли 13 листов фотоотпечатков плохого качества сфотографированной мной книги «Технологии власти» Авторханова! Я когда-то отложил эти бракованные отпечатки, чтобы выкинуть их на помойку, и забыл про них! Конспиратор хренов! Руководивший обыском майор КГБ Виталий Николаевич Рябчук радостно сообщил мне, что это чистая 70 статья УК РСФР – семь лет лагерей и пять «по рогам» (поражение в правах) за изготовление и распространение! На следующее утро майор Кислых специально прилетел в Ленинград, чтобы допросить меня, тёпленького, по поводу Авторханова. А как я сумел выкрутиться из этой тяжёлой ситуации благодаря совету физика Юры Меклера, отсидевшего 6 лет за несколько фото-страничек из «Доктора Живаго» – если интересуетесь, то прочитайте в докубайке «Обыск и допросы». Тогда, выслушав моё объяснение, Кислых воскликнул: “Гениально, Вадим Арпадович! Неужели это Мина Евсеевна придумала?!” – чем оскорбил меня до глубины души, не поверив в мои собственные высокие умственные способности. (Геннадий Васильевич однажды допрашивал мою жену Мину, и был поражён её умом и привлекательностью).


На очной ставке с Якиром в Лефортове (это была его первая очная ставка), Кислых сказал мне, что я буду главным свидетелем на предстоящем процессе Якира и Красина благодаря рекомендательному письму Самсонова и моим показаниям (на первом допросе в Лефортово я перечислил много «Хроник», которые перевозил от Якира в Ленинград). Но я им не стал, хотя и очень хотел, для чего специально в 1973 году отказался от поездки в экспедицию. Ведь на суды подобного рода допускались только свидетели, единственно которым разрешалось оставаться в зале на весь процесс. Я был бы одним из очень немногих, кто мог бы потом рассказать правду Городу и Миру об этом судилище. Но моя любимая жена Мина, которая по совместительству была ещё хитрой еврейкой, перехитрила меня и агентов КГБ (из-за этого у меня с ней дело чуть до развода не дошло). И я не попал на этот суд. А как – заинтригованные могут прочесть об этом в д/б «Побег от КГБ в лес за грибами с сиамским котом и собакой».


Как моя совершенно секретная кандидатская диссертация по результатам гравиметрических, магнитных и сейсмических исследований дна морей Лаптевых и Восточно-Сибирского, отправленная из НИИГА спецкурьером в МГУ, бесследно исчезла (я-было подумал, что курьер продал её американцам за бутылку «Абсолюта»), а потом по настоянию Мины была героически найдена Геннадием Васильевичем Кислых (да святиться имя его!), и доставлена в МГУ – любопытствующие могут прочесть всё в той же д/б «Обыск и допросы». Когда я защищал её в 1972 г. на кафедре Федынского, Главного геофизика СССР, моя головная организация – московский институт ВНИИ Геофизика, ведущий исследовательский центр страны в области геофизики – рекомендовала принять её как докторскую. Почему мне тогда не дали докторскую степень, а дали Г.И. Гапоненко – протеже Деменицкой – интересующиеся могут прочесть там же в «Обыске».


Вот так я невзлюбил родную советскую власть и дорогую партию большевиков. Поэтому я сказал себе на чистом немецком языке – “Оhne uns! (Английского языка я тогда ещё не знал, а немецкому меня в детстве учила любимая Баба Маря, смолянка, см. «Как писали характеристики в 1839 году»). Коммунизм в 1980 году – без меня!” И когда моя мамочка, без которой я не мог эмигрировать, умерла (см. «Смерть мамочки», но юным девушкам категорически запрещено даже открывать её!), я, несмотря на высокую вероятность вместо Запада поехать на Восток по статье 70 УК РСФСР, снова сказал “Поехали!” и махнул рукой. Мы поставили рекорд по скорости оформления отъезда в ОВИРе в 1979 году – 3.5 месяца при среднем времени оформления в 12 месяцев для всех других эмигрантов. Об этом при желании вы можете прочесть в д/б «Отъезд в эмиграцию, 1979 год». Я высказал там смелое предположение, что это Леонид Ильич Брежнев подсуетился и дал команду подполковнику Геннадию Васильевичу Кислых (получившему повышение за безукоризненно проведённый процесс Якира-Красина) лично проследить за тем, чтобы ОВИР не тянул резину с отъездом Литинского. Ибо на 25 декабря Леонид Ильич сотоварищи наметили нападение на Афганистан, после каковой даты еврейская эмиграция с рекордной цифры в 51 тысячу человек в 1979 году упала практически до нуля. Мы вылетели в Вену 11 ноября. И в этот день в самолёте я сочинил своё самое лучшее стихотворение «Прощай, немытая Россия!». С немытой Россией у меня рифмовались мундиры кагебые. Очень мне понравилась эта поэтическая находка. Правда, Мина, с которой я тут же с гордостью поделился своим шедевром, облила меня помоями прямо в самолётном кресле, сказав, что я плагиатор, и что подобное стихотворение кто-то сочинил задолго до меня.


Ну, кажется, моё докповествование подходит к концу. Всё ли я вам сообщил о себе? Всем ли похвастался? Упс, стоп! Нет, не всем! Ну, про свои мировые достижения я вам говорил – что впервые в мире высокоточную магнитку в Арктике использовал, что впервые геохимическую съёмку и каппаметрию для поисков кимберлитовых трубок применил, что впервые на дрейфующей льдине пятизвёздный гарем открыл, что продолжение краевого прогиба под Верхоянским хребтом узрел через изостатическую редукцию, новый метод оцифровки гравитационной карты в карту рельефа фундамента предложил – это всё семечки. А вот то, что я стал заслуженным каюром Д-ННО – это важно. Или вот ещё – я ведь, ребята, народный акын, не хуже, чем Джамбул Джабаев, даром что на домбре ещё играть ещё не научился. Я же ведь автор самой часто исполняемой геологической песни «Нас по самолётам распихали, сунули авансы в зубы нам», по версии Вали Непомилуева. Саша Городницкий тоже наших денверских бардян просвещал в этом направлении. Хотя много раньше, на конкурсе самодельных песен в НИИГА Сашин «Снег» занял только третье место, а первое получила моя «Осенняя геологическая». Вот читайте обо всём об этом в д/б «Хватит! Я подался в народные акыны!».


Да, так раз уже пошла такая пьянка – то режь последний огурец! Ребята, я не буду скромничать – я Гигант Мысли! Официальные корочки имею тёмно-красного цвета, как у КГБ-ФСБ! Хотите их увидеть – посмотрите в д/б «Змеиный Год и мои сокровенные откровения». Был бы жив (как Ленин – всегда живой!) Остап Бендер – он бы меня железно в Отцы Русской Демократии записал!


Да-а, ребята… Ой, чуть не забыл – я же ведь ещё ходячая помесь Мойшиного Пятикнижия с 55-томником Владимира Ильича, плюс Книга Соломона Давидыча Коэлета (у него ещё кликуха была – Екклесиаст)! Бывает нечто, о чем говорят: "Смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после – если бы не я. Чего только вам в голову не взбредёт – а, оказывается, я об этом уже писал! Вот, например, про гейство (ЛГБТейсто) сейчас все русские телестанции надрываются по причине принятия закона о запрете гейской пропаганды. Ха! Читайте классика Литинского – «Откуда берутся геи»! Там всё расписано на моём собственном опыте. Я же ведь сам чуть в лесбиянки не подался, когда сразу по приезде в Америчку делал морскую гравиметрическую съёмку в заливе Кука на Аляске. После 8-часовой вахты на гравиметре я упивался иллюстрированным журналами «Вишенка» для лесбиянок, ещё не умея даже прочесть, что же они там вытворяют! Прелесть! Какие девочки, какие позы! Хорошо хоть впопыхах операцию по пересадке пола чуть не сделал, Мина отговорила! А потом я лично с Богом встречался, он мне всё детально о генезисе геев доложил. Поэтому эту мою докубайку два гейских интернет-журнала типа «Гей, Славяне!» перепечатали, вот прояндексите её название! Вот! А вы говорите!


Кроме этой первой встречи с Боженькой, связанной с природным любопытством (учёный я или хрен с бугра? – как говаривал мой друг Тимур Шаов, см. соответствующую докубайку «Тимур Шаов как зеркало русской эволюции»), было у меня и второе интимное свидание с Ним. Однажды Он персонально прислал ко мне своего Ангела, но я сразу не сориентировался и, с перепугу, обложился по-чёрному. Вот почитайте тут: «Мне явился ангел, а я… Засранец!». Как я потом не каялся, не просил Его переиграть всё по новой, Он был непреклонен, и повторно ангелицу мне не прислал. А ведь могло бы всё в моей жизни пойти по иному… Какие бы у нас с ней дети были!… Невольно на память приходит Иисус Христос… И-эх!


Специально для доказательства бытия Божия у меня написана докубайка «Бог есть! В подкорке». Опубликована даже организованная мной Интернет-дискуссия на религиозную тему (у меня 3 или 4 таких дискуссий, в основном по поводу высказываний Юрия Нестеренко, поэта, писателя и сурового критика существующей власти и русского народа – прогуглите его вместе со мной. У меня с ним много общего, но в главном мы расходимся – он считает, что Россия сгинет, распространяя зловоние, а я – наоборот).


Ну, а уж там про евреев – целая куча докубаек, посмотрите. Особливо рекомендую антисемитскую «Во всём виноваты евреи» – как они дурят бедных арабов, хитростью заставляя их обменивать одного своего солдата на тысячу арабских террористов. Кстати, в этой докубайке я коротко, но ясно изложил библейскую историю зарождения арабов и их младших двоюродных братьев евреев, и создания Эреца Израиля. Кто Библию не читал, тому полезно будет – у меня много короче.


Про политиков – тоже куча. Про мелкого придурочного Буша огромная докубайка – «Рейган умный был детина, старший Буш – и так, и сяк, младший вовсе был…». Там, кстати, я себя впервые попробовал в роли предсказателя, даже своё имя поменял на Вадшель Ностратинский. Про Клинтона и Хиллари – вот тут: «Русские иммигранты закопали Хиллари и обрекли весь мир на голод». Про Владимира Ильича – «Был ли Ленин пидерасом? [Большой знак вопроса]. Но железно – палачом!». Народ в Библиотеке Мошкова очень усиленно штудирует эту докубайку, она всегда на первом месте у меня по посещаемости, посмотрите её Статистику.


Я единственный в мире разгадал мистерию, почему Бушиная Америка напала на Ирак. Вы, умненькие, вслед за Аланом Гринспаном, бывшим Главный Бухгалтером Америки, признавшимся в этом (почему напали на Ирак?) через пять лет после начала нападения, думаете, что из-за нефти? Ха! Ни за что не догадаетесь! Да, из-за нефти! Но совсем наоборот! Это Гринспан вам мозги пудри, что просто из-за нефти. А на самом деле – не качать, а чтобы, наоборот, прикрыть Иракскую нефть! На повышении цены на нефть из-за этого вы знаете, кто выиграл (д/б «Моя новая гениальная мысль об Ираке»).


Я, ребята, искренно люблю Америчку. Но вот открыто держу какашку в душе за то, что наша страна, ведомая необразованным придурком, тогда ни за что, ни про что напала на Ирак. При Саддаме это было светское государство, в котором молодые девушки без всяких накомарников разъезжали в открытых автомобилях, шииты и сунниты жили, как русский с китайцем (братья навек), уровень жизни и уровень образования трудового народа был самый высокий среди всех мусульман, на последних честных выборах народ 98.9% голосовал за дорогого Вождя… А что сейчас? Восемьсот, что ли, тысяч мы иракезов уконтропупили? Гражданскую религиозную войну спровоцировали, логово для Аль Каиды и других террористов построили… Ой, да ладно, о чём мне с вами говорить…


Про Обаму есть парочка доков, и ващще про всех-всех. Очень вам рекомендую прочитать д/б «О положительном влиянии алкоголя на кучность стрельбы». Там, среди прочего, я описал, как на производственной практике на Рудногорском месторождении в Иркутской области я перепил 15 сибиряков-буровиков и спас их от утопления в собственных рвотных массах – вот на какие героические поступки я был способен в младые годы! Даже про части человеческого тела есть докубайки – наберите в Гугле моё имя со словом жопа (две байки) и в другой раз со словами «Пусси райот – бунт…» (ну, это самое, сами знаете, чего).


Есть и сугубо личные мои описания – «Маритка», например, про мою самую первую любовь, с которой я после окончания института путешествовал по Кавказу, не осмелившись даже поцеловать её. Возможно, что поэтому Маритка вскоре вышла замуж за офицера-ракетчика и родила сына. Но потом она написала мне, захочу ли я взять к себе её с сыном. Я уже был в разводе с первой женой Ирой, поэтому дал радостный ответ… Но Маритка погибла, утонув во время бури в озере Шира, что в Хакассии. Другая пережитая мной трагедия – «Смерть мамочки», моего самого любимого человека, у меня на руках, когда я только что вернулся из экспедиции на Новосибирские острова… Там есть довольно много тёплых слов в адрес медсестры, которая вместо обезболивающего лекарства-наркотика колола умирающей мамочке димедрол. Вот поэтому я и не рекомендую читать юным девушкам эту докубайку, а ещё также потому, что там детально описано, как я, пятнадцатилетний пацан, вытаскивал из-под своего вагона разрезанного пополам человека…


К личным делам можно добавить и «Мемуары моего отца» – про книгу Арпада Сабадоша «Двадцатъ пять лет в Советском Союзе», опубликованную также в Библиотеке Мошкова. Обер-лейтенант Австро-Венгерской армии, награждённый за храбрость высшими австрийскими и венгерскими орденами и германским Железным Крестом, социал-демократ, произведённый во время Венгерской революции 1918-1919 г.г. в генералы, командовавший Румынским фронтом против стран Антанты, подавивших революцию, был приговорён после поражения революции к 13 годам каторжных работ вместо повешения (за счёт героизма во время Первой Мировой). В 1922 году он был обменен Советским Союзом на венгерских военнопленных и поселился в Москве. Как положено, Арпад оттянул пятилетку в Соловках. А вот, как вам не покажется странным, я за это по гроб жизни благодарен родной коммунистической партии и лично товарищу Сталину. Ведь без этого важного шага Арпад не поселился бы после Соловков в Петрозаводске, не познакомился с моей мамочкой, и не смог бы принять активного участия в зарождении меня, а вы бы сейчас не читали эту докубайку!


Ну, ладно, пора закругляться. Три четверти из вас, загрустив, уже пошли спать. А для тех, кто ещё не скис, напоследок разрешите привести слова обо мне, любимом, одной читательницы из Севастополя, а то я всё я, да я. Вот:


Комментарии к «Документ гнусного времени»


5. Людмила Гринь (avtokot1@mail.ru) 2010/11/09 20:38


Уважаемый Вадим Арпадович!


Даже скажу, дорогой и любимый! Зная Ваше семейное положение, и Вашу отдалённость (территориальную) я могу себе это позволить, очень жаль, что без взаимности...


Огромное спасибо Вам, Вадим Арпадович, за то, что Вы ЕСТЬ! Что мы имеем честь видеть Ваше СЛОВО. Оно настолько мудрое, красивое, доброе и очень искреннее, что удивляешься – неужели такое ещё может быть...


Сайт «Заграница» нашла случайно. Там много достойных писателей, но Вы второй, от произведений которых захватывает ДУХ, а главное хочется преклонить перед Вами колено – за полученное удовольствие.


Ваш жизненный опыт, Ваш слог, Ваш тончайший юмор, Вы САМ- это сокровище!


Спасибо, что Вы смогли спрятать (за забором) свою жизнь и сберегли Себя для потомков, для нас 'дураков'. Мы 'дураки' не потому, что живём на Родине-уродине. А 'дураки', что ничего не видим, не слышим, а главное, не хотим это видеть, слышать, знать и анализировать историю и ошибки предыдущих поколений (наших отцов и дедов). Ведь наворотили они... Или, хотя бы, ПЫТАТЬСЯ услышать... Так и будем, наверное, ходить кругами, как те ослы, добывающие живительную влагу из колодца. Эта фраза и сегодня актуальна для нас всех, живущих на необъятных просторах бывшего СССР, правда?


А, главное, эту воду это бедное животное добывает для кого?.. А трудится ведь годами, пока не испустит свой дух... Нам ВСЕМ ничего это не напоминает?!


Ах, что-то я отвлеклась. Видите, Вадим Арпадович, какой слой Вы приподняли в моей душе, а я только прочла два Ваших произведения – это «Как Писали Характеристики в 1838 году» и «Шаманство супротив холестерина», а остальные прочту завтра непременно.


А самое главное, что меня отвлекло от чтения Ваших ШЕДЕВРОВ и что, собственно, заставило взяться за это письмо – это в комментариях к Вашим произведениям Вам приходиться оправдываться. Простите нас за это – это не от большого нашего УМА. “Не ведаем, что творим...”, “Если бы молодость знала, а старость могла донести до этой молодости”, то было бы всё по-другому и в нашей жизни...


Не замечайте их, пожалуйста. Не тратьте Своё драгоценное время, то есть свои «фермуары» попусту, они ещё не доросли до Вашего СЛОВА, и дорастут ли – это большой вопрос???


Желаю Вам долгие лета!

Наш ответ Керзону:

Литинский Вадим Арпадович 2010/11/10 05:31


5.Людмиле Гринь


Ну, всё, ребята, песец! Надо мне нимб с брульянтами заказывать, какой я великий и русский писатель оказался! Да Лёвка Толстой и как ещё этот, как его... а, вспомнил, Федька Достоевский – парчушки мелкие передо мной, Гигантом Мысли! А Ленка-то моя всю дорогу: "Идиот! Маразматик! Графоман! Придурок! Негодяй!" А вчера ещё, подождите, дайте вспомнить... (Верно, небольшой склероз у меня имеет место быть)... А, вот: "Подлец!" Вот! А народ меня, между прочим, ценит и уважает! Вот! А вы говорите!


Ну, всё. Никто меня здесь не любит, брошу всё, всё равно мне титястую русскую горничную три раза в неделю, как всем нашим пожилым русским евреям, не дают. Улечу в Маму нашу Рашу, в Севастополь... Упс, по телеку намедни вещали, что это теперь незалежна радяньска Украина… А хрен с ним, у меня же есть и американский пастпорт… Встану на колени, протяну пучок фиалок и предложу Людочке Гринь руку и сердце! Вот тогда вы пожалеете!


Ну, ладно. Всё равно инджойте лайфой!


Ну, а теперь без трёпа:


Дорогая Людочка,

Спасибо огромное на тёплом слове. Мне очень приятно. Напишите, пожалуйста, о себе (vadimlit1@msn.com).

Вадим.


Вот! А вы говорите!


Начал было я выписывать и другие отклики трудящихся на мои произведения – в основном матерные, но есть среди них и положительные, но всех комментариев получилось так много, что я понял, что всё это лучше поместить в виде отдельного документа. Это будет не только обзор откликов на меня, любимого, но и демонстрация быта и нравов нашей российской Интернетовой улицы. Я, правда, уже об этом когда-то писал («Избранные места из переписки с друзьями… или нравы Интернетовой улицы»), но тогда это были приведены только отклики трудящихся на меня, написавшего комментарий на очерк Томиндара Галеева "Какая она, Америка?". Там было много мата в мой адрес. А сейчас охват будет более широкий – отклики на многие мои произведения. Но там будет не только мат. Называться этот документ будет «Отклики трудящихся на мои докубайки».


* * *


Дорогие труипенсы! (Ну, пенсов среди вас, наверное, много больше, чем труев). У многих из вас, геологов и геофизиков, жизнь была, наверное, не менее интересная, чем у меня. Пишите, кто ещё не начал, свои докубайки! Ведь без них ваши дети в старости смогут написать о вас страничку-две, от силы три. О своих дедах люди обычно могут написать полстранички или абзац. О прадедах – в лучшем случае – пару строчек. А дальше – дальнейшее безмолвие… Не дайте стереться вашей истории!


Из наших однокурсников я знаю только двоих ВиРП (Великих и Русских Писателей) – Колю Боровко и покойного Джемса Саврасова. Но Коля не докубайкописец, а только литературовед (http://samlib.ru/b/borowko_n_n/). Хотя мы любим его не только за это, а за создание гимна нашей студенческой группы РФ-48: “Жили мы все дружно, не срамясь в народе,/ грудью мы встречали каждый ураган,/ и великодушно в денежной невзгоде/ оделял нас стипом староста Иван!”. Ну, Джемс – тот ващще корифей – и докубаечник, и плотник. Построил в Мирном Музей кимберлитов имени себя. Прогуглите его имя, и всё его творчество к вам выплывет. Ну, Галя Генко, я знаю, написала несколько докубаек. Посмотрите одну из них в «Байки и были НИИГА – ВНИИОкеангеология-3» https://docviewer.yandex.ru/?url=ya-disk%3A%2F%2F%2Fdisk%2F%D0%97%D0%B0%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%B7%D0%BA%D0%B8%2FBaiki-3.pdf&name=Baiki-3.pdf&page=1&c=5226ad14b884. Там же, кстати, есть и мои «Отважные дрейфуньи» и восхваление Валей Непомилуевым моей самой-самой песни «Нас по самолётам распихали…», которую Валя счёл за народную.


Ребята, кто ещё что-нибудь написал о своей интересной жизни и работе? Сообщите, будьте ласка, век за вас буду бога молить!


И в заключение: все мы уже старперы (для плохо знающих СРЯ: старые, как и я, пердуны и пердуньи), многие из нас уже ушли в мир иной, не оставив ничего, кроме машинописных отчётов о своих геологических исследованиях. Но, рассказывают, материалы некоторых провинциальных геологических фондов выбрасывают на помойку, когда здания геолфондов попадают в руки новых русских бизнесменов и бандитов… Sic transit gloria mundi… И вам, оставшимся в живых, надо позаботиться хотя бы о своём здоровье, если у вас нет времени, здоровья, или желания написать свои воспоминания. А для этого я вам усиленно рекомендую почитать мои шаманские докубайки. Началось всё с того, что однажды Верховный шаман Сибири тувинец Оюн Батыр прилетел в Денвер. И за один сеанс вылечил кисти моих рук от артрита (? Остеопороза? Стенокардита? А хрен его знает, я не силён в медицине). Хотя я, как и вы, чистый материалист, и ни в Бога, ни в чёрта, ни в их служителей и шаманов не верю. А вот поди ж ты! Читайте об этом в докубайке «Верховный шаман Сибири». С тех пор я сам занимаюсь самошаманизмом – самолечением самовнушением. Иногда с помощью нашего сиамского кота Бежика. Ребята! Великолепно получается! Лечу также свою Лену почти от всего весьма успешно, несмотря на развод. Что такое эффект плацебо – вы знаете? Это когда производится исследование нового лекарства, то половине больных дают таблетку-пустышку – плацебо. Естественно, говорят, что всем дают лекарство. И пустышка тоже лечит! Потому как внушение! Поэтому, чтобы оценить, насколько лучше лечит само лекарство, чем плацебо, то из процента излечившихся от его приёма вычитают процент излечившихся от плацебо. Вы думаете, что теле-гипнотизёр Кашпировский или там заклинатель вод Чумак – шарлатаны? А бабки–целительницы, маги, волшебники, и экстрасенсы – тоже хренотень на ясный день? Ха! Думайте второй раз! Все они многих излечивают на основе эффекта плацебо – внушения, веры в пустышку! А искренняя молитва Богу? Ещё как! Это всё тот же самый эффект плацебо, только это самовнушение! А вот молитва за другого человека (если он не знает, что за него сам верховный шаман или там патриарх Всея Руси камлает) – ни фига. Ещё Гиппократ говорил, что все болезни от нервов, за исключением сифилиса, который от удовольствия! (Прояндексите моё ФИО вместе с Гиппократом). Вот! А вы говорите!


Вот поэтому я, обременённый обилием в голове ещё ненаписанных докубаек и научных статей по геофизике, овладев самошаманизмом, нашёл свою завалявшуюся логарифмическую линейку, произвёл расчеты количества будущих докубаек, и уверенно поставил себе задачу прожить до 2056 года, то есть 127 лет. Тогда я надеюсь записать все докубайки, роящиеся в моей безмозглой (по мнению Лены) башке. А для того ежевечерне перед засыпанием занимаюсь самошаманизмом (самовнушением). Поэтому здоров, как осёл. Вот моё последнее достижение – я два месяца тому назад полностью избавился от непристойного отёка ног, особенно ступней, который меня преследовал больше года. Сейчас у меня ножки, как у Плисецкой! Вот! А вы говорите!


Поэтому, ребята: пойдите на мой сайт в Библиотеке Мошкова и внимательно прочитайте все мои докубайки о шаманстве (их там уже штук 6 или 7. А может быть уже и больше – плодятся, как кролики). И строго следуйте моим рекомендациям! И будет вам счастье!


И главное – инджойте лайфой! (Это мой девиз и постоянный рефрен).


Ваш, любящий вас,

Вадим.


P.S.: Вах, вай ме (ахти мне)! Гаси лампу и сливай воду! Только я закончил этот отчёт, как позвонила мне Маечка из офиса моей любимой докторши-красавицы Леночки Анисимовой, сказала, что готов мой полнейший анализ крови (пять больших пробирок, грамм по двести каждая, они тогда из меня высосали, я чуть копыта от такой потери крови не откинул). Всё бы ничего в этих анализах, не считая мелочёвки, вроде повышенного холестерина и пониженного витамина D, ну, и воды мало пью (видимо, кровь у меня густая). Но серьёзный показатель – PSA (простат-специфический антиген) оказался сильно повышенным – 6.4. Я проверяю его ежегодно, когда надо – не надо, а раз в год к доктору Леночке захаживаю (помните у Зощенко в «Бане» главный персонаж говорит: “Я человек простой, надо – не надо, а раз в полгода в баню хожу”. Вот и я тоже. Только реже). И всегда у меня ПСА был около 1.1 – 1.2. Стоял на этом, как у молодого. А свыше 4-х – это уже возможный рак простаты. Только мне этого нехватало! Помню, как мне Евсей Ефимыч Ратнер, мой зять (упс, забыл как это по-русски – деверь? Сват? Шурин? То ли дело по-английски – отец в законе, и всем всё ясно, о ком идёт речь, короче – Минин отец) говорил однажды: “Димочка, сексом надо заниматься до последних дней! А не то – рак простаты!”. Ребята, да я бы хоть сейчас, дык с кем?! Маяковский в таком случае писал: “Эй, онанисты, кричите ура! Машина для ебли налажена! К вашим услугам любая дыра, вплоть до замочной скважины!”. Я попробовал рецепт пролетарского поэта – не получилось, староват, наверное. Мне нежную натуру подавай, а замочная скважина – это только на любителя. И в результате – вот, пожалуйста, PSA 6 и 4. А я вам тут расхрюкался, крыльями расхлопался – 127 лет, рекорд Гиннеса поставлю, все положенные докубайки плюс кучу научных статей напишу! И-эх! Вот уж верно в народе говорят – “Человек предполагает, а Боженька располагает!” Так ведь с загнивающей простатой-то не Боженька, а Дарвин подсуетился! Боженька как создал людей шесть тысяч лет тому назад, так и не видоизменял их, а это всё дальше сука Дарвин наворотил со своим искусственным отбором! Потому как не нужны старики и старухи для продолжения рода – отстрелялся, детей нарожал, и отходи в сторону! Дай другим поиграть! Молодым везде у нас дорога! А старикам везде только почёт! Не виси на детях бесполезным балластом! Умные чукчи раньше с помощью удавки всегда зажившихся стариков к Верхним людям отправляли. А сейчас вот нам, престарелым, естественный отбор и даёт – кому рак простаты, а кому – молочной железы! Не нужны старики и старухи для продолжения рода!


Да-а… А как же с байками и кучей ненаписанных научных статей? У меня же в кабинете несколько больших ящиков стоят с материалами по гравике и магнитке, плюс буровые данные по многим осадочным бассейнам Америки… Все расчеты для Arkoma basin у меня сделаны, только оформить! Да чего далеко ходить – а вдруг и на наш придворный Денверский нефте-газоносный бассейн Скалистые горы надвинуты? А под ними – бочки нефти и газа! Откину безвременно копыта, так ведь никто об этом и не узнает, изостатическую редукцию вместо придурошной Бугешной редукции, не работающей в горах, никто без меня и не применит?! Кстати о птичках – я новую редукцию для съёмок на море-океяне придумал, в одном из тезисов к конгрессу SEG эту идею опубликовал. Тоже надо закончить и серьёзную статью написать! А то смотрю – наши умные русские геофизики на море редукцию Фая используют! Ну, где дно плоское – флаг им в руки и ангел Божий навстречу. А в районе континентального склона подъём фундамента параллельно бровке по аномалии Фая рисуют – умереть-уснуть! Или я бы даже сказал – ус-аться на вас можно! Не, ребята, мне помирать никак нельзя! Как же вы без меня выживать-то будете?!


А ещё я картину маслом написать собрался «Евреи, евреи, кругом одни евреи» про Освенцим. И это при том, что на картине не будет изображён ни один человек… И-эх, не вовремя мне смертью ПСА тест угрожает! Пойду вот сейчас к нашему кошке Бежику, он ведь у нас тоже шаман (см. «Сиамский кот Бежик – шаман (победа разума над сарсапариллой)» и «Я – шаманский доктор, как сиамская кошка Бежик»), посоветуюсь.


* * *


Всё, сходил. Так, ребята. Мы с котом решили, что будем стоять до конца. Будем шаманить. Мы верим в победу разума над сарсапариллой! Даёшь 127! Но тут у нас с Бежиком сомнения возникли – а вдруг всё же в моей простате небольшой такой рачок или даже хоть креветочка уже сидит? Плацебой-самовнушением от неё вряд ли отделаешься! Вспомните, что журналистка-ассистентка Верховного Шамана говорила нам с Леной о горшочках, что серьёзные заболевания, вроде повреждения позвоночника, ВШ не лечит. Наверное, и рак тоже не плацебательный. Согласился я с Бежуней, что вопрос очень-очень даже серьёзный. “Окей, – сказал я. – Если найдут крэветку – рэзать простату будэм! Даже, если что – яйца тоже рэзат будэм! Отступать, генацвале, нэкуда! За нами – Москва!!” – А потом Бежик мне и говорит: “Папа, а ты же ещё детей хотел иметь?! Как же без простаты, а тем более – без яиц?!” – Вах! Вай ме! – ответил я. – Мои докубайки – тоже мои дэти! Выбират приходится, Бежик-генацвале!”

Вот вы тут же сразу – Вадим, а чевой-то ты с каким-то кавказским акцентом со своим котом заговорил? – Объясню для непонятливых. Я же с ним по кошачьи-то говорить не умею. Приходится только виртуально, на уровне подкорки, или чего там экстрасенсы говорят, я-то сам серый, без понятия о тонких сферах, вибрациях, или там аурах – ну, вы знаете это лучше меня. Вот и получается, что я не на чистом кошачьем языке виртуально с Бежиком говорю, а с акцентом. Да это всё без разницы, был бы результат! А Бежуня мне многократно в ответ мурлыкает что-то вроде: “Шепни чирей мне! Шени чири ме!” – Я, конечно, без понятия, что это значит по-кошачьи, полез на интернет, а он мне и выдаёт – “Шени чири ме – Твою болезнь на меня!” (Грузин.). Вот! А вы говорите, откуда у меня грузинский акцент!

Так что самое главное в танке, когда летишь в атаку? Что, никто из вас не знает?! Читать вам надо Литинского по утрам и вечерам! Я эту поговорку многократно в докубайках использую, как руководство по жизни. Запомните – Не бздеть!! У этого слова два значения: 1) портить воздух, пукать и 2) трусить, боятся. Понимаете теперь, почему это так важно, когда летишь в атаку, особенно в герметизированном танке? Вот! А вы говорите! Так что пробьёмся!

Вадим.

Надворный советник будущей Российской Берг-коллегии В.А. Литинский.


Я надеюсь, что россияне одумаются и восстановят когда-то славную,


а сейчас почти исчезнувшую, геологическую службу России.


Снимок сделан 4 сентября 2013.


Вот вы спрашиваете – почему вдруг надворный, а не, скажем, статский или там тайный советник? Объясняю. Это мой пра-пра-прадед Иван Фёдоров сын Литинский дослужился только до надворного советника (седьмой класс Петровской Табели о рангах, что соответствует подполковнику в армии или капвторанга во флоте), см. д/б «Как писали завещания в 1820 году». Его сын, Гаврила Иванович, полковником погиб под Бородином. Если бы не это – точно бы дослужился до генерала. Сын Гаврилы, а мой прадед, Александр Гаврилович, был командиром Е.И. Высочества Наследника Цесаревича драгунского полка, потом дослужился до генерал-майора. А дальше всё пошло на спад. Вот мой дедушка, Николай Александрович, ващще в чине поручика в отставку ушёл. Отец, Арпад Сабадош, во время Первой Мировой был обер-лейтенантом Австро-Венгерской армии (ну, правда, вся грудь в орденах). Но во время Венгерской революции его произвели в генералы, и он командовал Румынским фронтом. После поражения революции его чуть не повесили за это, но за героизм ограничились только присуждением 13 годов каторжных работ в Венглии и пятилетки в Соловках в СССР. Поэтому мне западло себе более высокий чин присваивать, тем более, что в Советском Союзе я только до старшего лейтенанта дослужился. Оцените мою скромность.


Над камином – моя картина (холст, масло) «Дома идут домой».


Всё, песец (конец, в смысле). Отдыхайте.

Вадим.

Сентябрь 2013.



Материал:

========


ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий