Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Статьи

Древние святилища и обсерватории

Древние святилища и обсерватории

(организованное пространство земного космоса)

Введение


В истории Древнего Мира много проблем. Но не все они осознаются историками. К тому же не все осознанные проблемы оцениваются как актуальные, то есть не все они, по мнению специалистов, требуют незамедлительных исследовательских усилий. Одна из таких потерянных проблем — это древние святилища. Никто сейчас доподлинно не знает что такое древнее святилище. Определение термина слишком свободно: «святилище — место отправления культов в первобытной религии, обычно считается так же местом пребывания божества. То же, что храм».


Множество известных и, как кажется историкам, понятных памятников давно исследованы и классифицированы, они легко опознаются и называются. Памятники могут быть названы стоянками, поселениями (селищами, городищами), и разного рода могильниками (грунтовые, с надмогильными сооружениями, склепы, поля погребальных урн и прочее).


Однако довольно часто среди понятных сооружений и вещей встречаются объекты, не имеющие понятного смысла. Примеры многочисленны: насыпи без погребений, ямы, канавы, каменные выкладки, менгиры, стелы, ряды, кольца и иные группы камней, и прочее, и иное. Именно эти предметы называются историками ритуальными объектами (без указания ритуала, в котором они используются) или элементами святилищ. Там, где таких объектов много, или где они доминируют над понятными вещами, возникает представление о древнем святилище. Святилище это, образно выражаясь, отходы стандартной работы историков-археологов. Это то, что непонятно. Что с научной точки зрения бессмысленно.


В последнее время лишними объектами на памятниках древней истории стали интересоваться археоастрономы и астроархеологи. Благо, такие астрономы и такие археологи, наконец, появились и в нашей стране. И всюду они находят древние обсерватории. Очень много обсерваторий. Слишком много. Представления о древних святилищах и древних обсерваториях стали сближаться. Непонятые изгои ортодоксальной науки ощутили взаимное влечение.

Вездесущие «обсерватории» и арийские каршвары


Слишком часто археоастрономы в полевых исследованиях обнаруживают обсерваторные азимуты. В большинстве случаев эти азимуты не имеют технологического оборудования (рабочих мест наблюдателей, ближних или (и) дальних визиров) и археологически достоверных следов пользования этими азимутами с целью наблюдения в древние времена. Обычно памятники, содержащие обсерваторные азимуты, имеют небольшие размеры, и это сводит на нет технологические возможности наблюдения — слишком короткая база, то есть слишком короткое расстояние между наблюдателем и ближним визиром. Сплошь и рядом на видимой линии горизонта «обсерваторий» нет объектов, которые могут играть роль дальних визиров. Изредка сам видимый горизонт очень близок к наблюдателю, и это исключает качественную обсервацию. Но азимуты измерены и рассчитаны правильно! Азимуты есть, а обсерваторий нет! Типичная ситуация в отечественной астроархеологии.


Этот загадочный феномен, давно обнаруженный астроархеологами, компрометирует молодую науку в глазах солидной исторической и, вообще, гуманитарной общественности. Такое неприятное явление приходится объяснять техническими ошибками и случайными совпадениями. Но проку от этого тоже мало.


Проблема возникла в самом начале, то есть в момент рождения археоастрономии, и в самом её сердце — в Англии. Тогда, как, впрочем, и сейчас, общая и солидарная оценка гуманитарной общественности по поводу умственных способностей предков была чрезвычайно низкой. Признание возможности наблюдений за восходами и заходами светил представлялись европейским гуманистам и интеллектуалам высочайшим комплементом древним «троглодитам». В такой обстановке бессмысленно выяснять, зачем древним людям нужна пригоризонтная обсерватория. Сама по себе она уже признаётся высшим достижением ума диких предков. Образованная же публика, имеющая нулевое представление о любой астрономии, воображает древние обсерватории, подобные современным научным учреждениям.


Основное заблуждение современных исследователей на этот счёт состоит как раз во мнении, будто бы обсерватории нужны для практических целей. И, прежде всего, для ведения календаря. Теперь, после блестящих исследований Ларичева В.Е., легко понять, что древние люди великолепно владели разнообразным арсеналом календарей, и умели точно рассчитывать значимые для них астрономические события, не прибегая к громоздким и капризным обсерваторным инструментам. Так зачем же древним людям были нужны редкие полноценные обсерватории (есть и такие!), и многочисленные, но неразвитые обсерваторные азимуты? Научное гуманитарное мировоззрение не знает ответа на этот простой вопрос.


Ответ помогает найти новая естественнонаучная дисциплина, которую сейчас можно громоздко и неуклюже назвать «астроархеология духовной культуры». Она оперирует новой исследовательской технологией, которая открывает новые источники исторической информации, и позволяет дешифрировать все известные мифы. Описание результатов таких исследований представляет собой очень сложный текст, который по объёму многократно превосходит сам миф. Результаты удаётся изложить пока только в формате больших монографий. Сейчас же достаточно сообщить лишь короткие выводы, иллюстрирующие тему древних обсерваторий.


Абсолютный хронограф, содержащийся и обнаруживаемый в сюжетах множества (и, даже, большинства!) мифов, указывает на палеолит (от эпохи граветта до мезолита). Удалось восстановить и общие черты космологии людей того времени — она названа «ледяным космосом палеолита». Главным объектом космологии и главной ценностью Вселенной в палеолите признавалось, несомненно, Солнце. Древние «жрецы» постоянно и внимательно следили за поведением дневного светила, им важно было знать его точное местоположение среди звёзд в годовом движении. Наблюдение Солнца возможно практически только вблизи линии горизонта — для этого и создаются пригоризонтные обсерватории. Вспомогательное значение имеет так же наблюдение в утренней и вечерней зоре — наблюдение гелиакических состояний звёзд. Гелиакические восходы Сириуса, хорошо известные историкам, благодаря культуре Древнего Египта, восходят к древним практикам неолита и, вполне возможно, даже палеолита. Но и это — лишь часть богатого наследия эпохи камня в области астрономии и космологии. Так что, пригоризонтные обсерватории были всегда, когда были люди, и пользовались ими люди не только в календарных целях.


Особое отношение древних людей к линии горизонта обусловлено так же и тем, что именно там находились «звёздные врата» — путь человеческой души на небо. Душа, в отличие от тела, была, в представлении людей палеолита, двумерна и довольно тяжела (летать душа не умела), а потому, чтобы попасть на небо, легко и естественно преодолевала линию горизонта. Живое трёхмерное тело сделать этого не может никогда.


Солнце признавалось источником тепла, света, жизни, времени, пространства и порядка в мире. Оно же сотворило и линию горизонта. Древние люди жили в ориентированном мире. Ориентировка — это определение своего местоположения по отношению к востоку (orientalis — восточный), то есть к восходу, а позже — ко всем сторонам света. И эти стороны неслучайно назывались «сторонами света»! Солнечного света! С самого начала, с палеолита, стороны света определялись по обсерваторным азимутам. Описание таких сторон света полностью сохранилось в иранском священном тексте «Бундахишн», а намёки и фрагменты древнего способа ориентации остались в культуре древних греков и индусов.


От того места, откуда Солнце восходит в самый длинный день, до (места, где) оно восходит в самый короткий день, восточный кешвар Саввах. От того места, откуда оно восходит в самый короткий день, до (места, где) оно заходит в самый короткий день, — южная область, кешвары Фрададафш и Видадафш. От того места, где (Солнце) заходит в самый короткий день, до (места, где) оно заходит в самый длинный день, — западный кешвар Арзах. От того места где оно (восходит) в самый длинный день, (до места, где) оно заходит (в самый короткий [ошибка комментатора — нужно: «длинный», БКК] день), — северные кешвары Ворубаршт и Ворузаршт.


Когда Солнце поднимается, (его свет) достигает кешваров Савах, Фрададафш, Видадафш и половину Хванираса, а когда заходит по ту сторону (горы) Тирака, то освещает кешвары Арзах, Ворубаршт, Ворузаршт и половину Хванираса. Когда здесь день, там ночь.


Бундахишн. Перевод О.М. Чунаковой. Стр. 276 — 277. «Зороастрийские тексты». Суждение духа разума (Дадестан — и меног — и храд). Сотворение основы (Бундахишн) и другие тексты. Издательство подготовлено О.М. Чунаковой. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1997. — 352 с. (Памятники письменности Востока. СXIV).


В иранской системе сторон света начало отсчёта — точка восхода Солнца в день летнего солнцестояния. Отсчёт — по часовой стрелке. Особый интерес вызывает последний абзац «Когда Солнце поднимается...».


Дело в том, что предыдущее описание кешваров строго соответствует горизонтальной системе координат, в которой истинный горизонт принят за основной круг системы координат. Полюсами такой системы, как известно, являются надир и зенит. Иранские кешвары расположены в плоскости истинного горизонта. С этой точки зрения последний пассаж не имеет физического смысла.


Два разных смысла могут быть согласованы двояко. Во-первых, можно распространить описание кешваров на весь земной шар, с предположением, что древние иранцы имели адекватное представление о форме и географии Земли. Но и в этом случае формула «Каждый день Солнце освещает три с половиной кешвара» встретится с неразрешимым противоречием, вызванным наклоном земной оси к плоскости эклиптики.


Второе согласование своеобразно. Проще всего оно представляется в сравнении двух схем. Нужно сравнить схемы кешваров (рис.1) и схему «Вечного Зодиака» вместе с крестом сезонов определённой эпохи (рис.2). В последней схеме граница светлой и тёмной половин мира оказывается осью солнцестояний великого небесного креста, а сами половины — дневной и ночной частями Зодиака. На эклиптике эта ось отмечена точками солнцестояний. Существенная разница двух схем состоит в том, что точке лета в горизонтальной системе соответствует точка зимы в «Вечном Зодиаке». Однако замечательно, что конструкция «Бундахишна» содержит абсолютный хронограф. Достаточно знать азимут летнего солнцестояния. В Большекараганской долине (Аркаим) этот азимут, вычисленный для нижнего края диска на математическом горизонте, с поправками на удаление и рефракцию, имеет величину 47° 30 ′ 30 ′′ . Эта величина, в свою очередь, строго точно соответствует величине азимута «золотого сечения» круга. Такое сечение производится двумя разными радиусами: от направления «Запад» (первый радиус — азимут 270°) против часовой стрелки до второго радиуса с азимутом 47,5077636° (270° - 222,4922364°). Естественно допустить, что «золотое сечение» круга вычисляется по простой формуле: φ • 360°, где φ = 0,61803399 есть «число Фибоначчи».


(1- 0,61803399) х 360° = 137,5077636°;


137,5077636° - 90° = 47,5077636° = 47° 30 ′ 27,95 ′′


В хронографе «Вечного Зодиака» оси солнцестояний с таким азимутом соответствует эпоха 1403 г. до н.э. Отрыв диска Солнца на видимой линии горизонта Аркаима с учётом всех поправок и на эпоху 2782 г. до н.э. происходил на азимуте 47° 42′ 04,06 ′′. Ось с таким азимутом на прецессионном хронографе датируется 1438 г. до н.э. Предпочтительнее дата 1440 г. до н.э., ибо ценность имеет число 1440, как удвоение великого магического числа 720.


На юге Ирана и в Месопотамии азимут имеет значение около 63° и датировку 25 век до н.э. Среднее значение 55° предполагает 20 век до н.э. и географические параллели юга Средней Азии или севера Ирана. Именно там историки обнаруживают родину пророка Заратуштры. «Астроархеология духовной культуры» даёт интересную возможность выбора места и времени для формирования космологических идей у древних иранцев.


Предыдущее описание кешваров в «Бундахишне» не единственное, но первое по порядку следования. Текст недвусмысленно сообщает, что оно (описание) относится к устройству неба и входит в объяснение движения Солнца и Луны вокруг горы Тирак, которая расположена в середине мира. Гора Албурз, напротив, располагается вокруг мира. Солнце движется над горой Албурз и вокруг горы Тирак. В Албурзе есть 180 окон на востоке и 180 окон — на западе. Солнце каждый день выходит из одного окна и заходит в другое, и все связи и движение Луны и звёзд зависят от этого. Речь, несомненно, идёт о 180 + 180 = 360 градусах окружности эклиптики.


Дальше в тексте есть прямое указание на положение великого небесного креста:


... когда (Солнце) вышло из первой (звезды) дома (Овна), день и ночь были равны, это было во время весны. Когда (Солнце) достигает первой (звезды) дома Рака, время дня наибольшее, (это) начало лета. Когда (Солнце) достигает первой (звезды) дома Весов, день и ночь равны, (это) начало осени. Когда (Солнце) достигает (первой звезды) дома Козерога, ночь больше, (это) начало зимы, а когда оно достигает Овна, ночь и день опять равны. Так что с того времени, когда оно выходит из Овна, до того как оно вернётся в Овен, за триста шестьдесят дней и пять дней дополнительных оно входит и выходит через те же окна.

Бундахишн (Перевод О.М. Чунаковой. Стр. 272 — 273)


Классика. Священный календарь Древнего Египта и пресловутый «ноль Овна». В астрологии и астрономии именно этими значками и именно этих знаков Зодиака обозначают точки солнцестояний и равноденствий. При этом считается, что таким образом зафиксирована эпоха изобретения такой системы координат и системы обозначений. Эта эффектная формула в действительности не содержит астрономической определённости. С оговорками и натяжками можно получить крест двух эпох: эпохи 700 г до н.э. и эпохи начала нашей эры. Так что, анализ обнаруживает, по крайней мере, три эпохи редактирования космологических формул. Однако сейчас обсуждаются не формулы фиксации сезонов, а система кешваров. Дальше по тексту как раз и следует уже известное описание кешваров. Первое описание.


Но есть и второе описание. Между ними — битва злого духа с созданиями мира Ормазда. Второе описание кешваров — это описание земных объектов. Первое — устройство небесных конструкций, второе — земных.


В день, когда Тиштар пролил дождь и когда от этого появились моря, вся местность, наполовину залитая водой, разделилась на семь частей. Часть, равная половине (всей местности), — центр, а шесть частей — вокруг. Эти шесть частей равны Хванирасу, их назвали («кешвар») и они расположены бок о бок: так, часть, которая в восточной стороне от (Хванираса), — кешвар Савах, в западной — кешвар Арзах, в южной две части, кешвары Фрададафш и Видадафш, в северной две части, кешвары Варубаршт и Варузаршт, а тот, что центральный, — Хванирас. В Хванирасе есть море, так как его окружает море Фрахвкард. Из Ворубаршта и Ворузаршта выросла высокая гора, так что никто не может пройти из кешвара в кешвар. Из этих семи кешваров больше всего всякого блага сотворено в Хванирасе, и Злой дух наделал больше всего (вреда) для Хванираса из-за опасности, которую он видел в нём, потому что Каяниды и герои были созданы в Хванирасе и добрая вера маздаяснийская была создана в Хванирасе, а потом она была перенесена в другие кешвары. В Хванирасе родился Сошйанс, который ослабит Злого духа и вызовет воскрешение и телесное воплощение.

Бундахишн (Перевод О.М. Чунаковой. Стр. 272 — 273)


Это второе описание содержит в себе элементы исторической геодезии, то есть является земным объектом, и соответствует конструкции Аркаима. Точнее — Аркаим, в общих чертах, моделирует картину мира, соответствующую второму описанию кешваров «Бундахишна». Поскольку Аркаим оснащён ещё и полноформатным обсерваторным комплексом, постольку можно утверждать, что оба описания кешваров Бундахишна, опять таки в общих чертах, соответствует космологии Аркаима. Космология Аркаима, вопреки легкомысленному мнению некоторых историков-археологов, соответствует вовсе не мировоззрению предков индийских ариев, а, напротив, восходит к мировоззрению предков иранских ариев.


Обсерватория Аркаима содержит в себе не только все значимые солнечные азимуты, но и, что труднее объяснить, все значимые азимуты событий Луны. Азимуты крайних событий восходов полной Луны, а не азимуты крайних событий Солнца, формируют контур горизонтальной проекции внешних обводных стен «городища» Аркаим. Комплекс Аркаим включает в себя не только центральный объект, который археологи упорно называют «городищем», но и размеченную линию горизонта, вместе с оборудованием обсерваторных азимутов, найденных как под линией горизонта в долине, так и за горизонтом и за пределами долины. Это очень сложный комплекс. Именно его следует называть организованным пространством и Космосом. В схеме комплекса ясно выделяется центральная часть, середина мира — авестийская Хванирата, и шесть авестийских каршваров — три сектора наблюдений восходов Солнца и Луны и три сектора наблюдений заходов Солнца и Луны. Число частей совпадает с двумя описаниями «Бундахишна», а вот их местоположение различно.

Заключение


Теперь можно утверждать, что Аркаим и Большекараганская долина представляют собой сложный комплекс разномасштабных моделей мира, объединяющих космологию индоевропейцев — солнцепоклонников эпохи неолита и раннего металла. Здесь Небо и Земля соединились в неразрывную единую структуру с взаимодействующими частями. Этот объект представляет собой один из самых сложных вариантов ориентированного и организованного пространства, созданного людьми. С уральским Аркаимом, Синташтой и всей Страной Городов сейчас, в полученных уже исследовательских материалах, могут соперничать только Древний Египет и Древний Китай.


Создать такое организованное и ориентированное пространство с помощью примитивных измерительных приёмов невозможно. Для полного понимания древних творений требуется, чтобы уровень исследовательских технологий был выше, чем уровень технологий создателей. Но этого достичь до сих пор не удаётся. Исследовать почти невозможно — всё время приходится учиться.


Теперь нечего удивляться тому, что на территориях исторической жизни индоевропейцев находятся памятники с не вполне ясным назначением, на которых обнаруживаются обсерваторные азимуты без явных признаков наблюдательной практики. Эти объекты вписывались в организованное пространство и ориентировались в сложной космологической системе координат. Теперь уже недостаточно, по старой привычке, называть эти объекты святилищами и на этом заканчивать исследование. Нужно восстанавливать и систему координат, и замысел древних мастеров — и это тоже уже можно.



Рис. 1а. Схема арийских каршваров в Бундахишне (авестийские названия, «карш» от «кат» - линия) в горизонтальной системе координат (математический горизонт). Седьмой каршвар - Хванирата – середина. В середине Хванираты – Эран Вэйо (арийское семя).


Крупными линиями показаны азимуты восходов и заходов Солнца (середина диска). Мелкие линии — азимуты восходов и заходов полной Луны, в сутки, близкие к равноденствиям и солнцестояниям. Параллель системы (линия запад — восток) совпадает с азимутами восхода и захода Солнца в весеннее и осеннее равноденствия. Схема соответствует азимуту летнего солнцестояния 47,5° для геодезической широте 52° 39 - широте Большекараганской долины (памятник Аркаим, синташтинская археологическая культура, эпоха средней бронзы — 2782 г. до н.э.).


Наблюдательный сектор восхода Солнца в день равноденствия и крайних восходов полной Луны в сутки, близкие к равноденствиям, в древности назывался Савахи (Утро, Восток, в смысле восточный ветер). Наблюдательный сектор заходов Солнца и Луны в те же дни — Арэзахи (Заход, Запад, в смысле западный ветер). Наблюдательный сектор Солнца в день летнего солнцестояния и крайних положений полной Луны в сутки, близкие к зимнему солнцестоянию (высокая и низкая зимняя Луна) назывались Вооуруджарэшти. Сектор наблюдения соответствующих заходов — Воорубарэшти. Сектор наблюдения восходов Солнца в день зимнего солнцестояния и крайних положений полной Луны в сутки, близкие летнему солнцестоянию (высокая и низкая летняя Луна) назывались Фрададафшу. Сектор наблюдения соответствующих заходов — Видадафшу.


Секторы в окрестности меридиана (северный и южный, в которых никогда не появлялись Солнце и Луна) в древности не имели названия и были пусты. В мировоззрениях солнцепоклонников параллель предпочтительнее меридиана.



Рис.1б Схема арийских каршваров по Генри Корбину


(Spiritual Body, Celestial Earth 01 (Contents & Preface))



Рис.2 Схема системы координат «Вечный Зодиак», совмещённая с проекцией рельефа материка памятника Аркаим



Рис.3 Схема системы координат Вечный Зодиак с крестом сезонов эпохи 1400 г. до н.э. (азимут оси солнцестояний 47,5°)


Материал: http://www.seredinamira.ru/articles/5/

========


ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий