|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Статьи

Н.В. Васильев | История изучения проблемы тунгусского метеорита”

История изучения проблемы тунгусского метеорита

Н.В. Васильев


Довоенный период изучения проблемы Тунгусского метеорита, связанный с именем крупного советского ученого-метеоритоведа Л. А. Кулика, подробно освещен и научной и художественной литературе [101, 30, 72, 73, 74, 110].


События Великой Отечественной войны и гибель на фронте Л. А. Кулика, отодвинув почти на 20 лет продолжение полевых экспедиционных работ, не прервали изучения материалов, полученных в довоенные годы. Итоги этих исследований подведены в монографии Е.Л. Кринова [73], а также в обзорах И.С. Астаповича [5] и В.Г. Фесенкова [121], где изложены основные представления по проблеме Тунгусского метеорита, сложившиеся к 1949 г.:


1. 30 июня 1908 г. над территорией центральной Сибири имел место пролет крупного дневного болида, сопровождавшийся мощными световыми, звуковыми, барическими и сейсмическими возмущениями.


2. Пролет болида, двигавшегося, по одним данным, с юго-запада на северо-восток [5], по другим - с юго-востока на северо-восток [73], закончился падением его в 70 км к северо-западу от пос. Ванавара на территории Эвенкийского национального округа. На этом месте образовался кратер диаметром в несколько сотен метров, превратившийся к 1927 г. в заболоченную топь (Южное болото), и был разрушен крупный лесной массив. Границы зон разрушений, векторная структура повала леса и граница области пожара 1908 г. оставались неизученными.


3. Выпадение фрагментов Тунгусского метеорита считалось возможным не только в районе, установленном Л.А. Куликом [74], но и в других регионах Сибири - в бассейнах рек Тэтэрэ [4], Бол. Пит [3] и даже на севере Томской области [27].


4. Пролет и разрушение Тунгусского метеорита вызвали сложный комплекс атмосферных оптических аномалий в Западной Сибири, Средней Азии, Центральной и Западной Европе [5, 73, 144]. Границы распространения этих явлений точно определены не были, оставался неясным и механизм их развития.


Хотя Л.А. Кулику не удалось отождествить имеющиеся в районе падения округлые депрессии с ударными кратерами метеоритного происхождения, сам факт падения метеорита на Землю представлялся очевидным и никем из специалистов не оспаривался. Считалось твердо установленным, что Тунгусский метеорит имел астероидную природу, состоял, скорее всего, из никелистого железа и относился к гигантским кратерообразующим метеоритам с массой порядка 100 тыс. т.


Таким представлениям не соответствовали два факта, сыгравшие определенную роль в дальнейшей истории изучения Тунгусского метеорита: 1) отмеченное еще Л.А. Куликом наличие в центре катастрофы, в непосредственной близости от предполагаемого «кратера» (Южного болота) стоячего мертвого леса с сорванными кронами, но неповаленного - так называемого «телеграфника», 2) отсутствие осколков метеорита. Кроме того, внешний вид Южного болота, представлявшего собой типичный грядово-мочажинный комплекс, мало напоминал метеоритный кратер, пусть даже заболоченный.


На данные несоответствия обратил внимание в 1946 г. интересовавшийся проблемой Тунгусского метеорита писатель-фантаст А. П. Казанцев [57], обосновавший предположение о том, что Тунгусский метеорит на Землю не падал, а взорвался в воздухе. Необходимо подчеркнуть, что выступление А. П. Казанцева состоялось не в научной, а в популярной прессе, сама же публикация являлась не специальной статьей, а научно-фантастическим рассказом, в котором согласно законам жанра подлинные события переплетались с вымыслом.


С 1949 г., когда вышла в свет монография Е.Л. Кринова [73], по 1958 г. публикации по проблеме Тунгусского метеорита подразделялись на две категории: во-первых, полемические заметки, которыми обменивались на страницах популярной печати приверженцы классического метеоритного варианта интерпретации события и сторонники ядерной версии [7, 58, 82, 87], во-вторых, единичные сугубо научные по содержанию работы, в которых уточнялись отдельные детали Тунгусского падения без попыток ревизии основ общепринятой концепции о падении кратерообразующего метеорита. В числе таких сообщений следует отметить прежде всего работу В.Г. Фесенкова [123], в которой описано наблюдавшееся обсерваторией Маунт-Внлсон летом 1908 г. помутнение атмосферы, интерпретированное автором статьи как следствие распыления вещества Тунгусского метеорита. Расчеты по определению траектории и орбиты болида были выполнены Н.Н. Сытинской [111] и Б.Ю. Левиным [76]. В 1957 г. вышли работы А.А. Явнеля [138, 139], в которых сообщалось об обнаружении в пробах почв, вывезенных Л.А. Куликом с места падения Тунгусского метеорита, стружек и застывших капель метеоритного железа, отождествленных автором с остатками Тунгусского космического тела.


Сообщения эти появились в разгар полемики с А.П. Казанцевым, вызвали большой интерес [29] и послужили непосредственным поводом для организации первой послевоенной экспедиции АН СССР в район, отмеченный Л.А. Куликом. Руководство ею было поручено известному геохимику К.П. Флоренскому, побывавшему для рекогносцировки на базе Кулика в 1953 г. [129]. Главная цель экспедиции состояла в выделении и сборе ощутимых количеств мелкодисперсного космического материала в почвах района катастрофы. Наряду с этим предполагалось начать работы по составлению карты вывала леса, вызванного взрывной волной Тунгусского метеорита.


Результаты экспедиции 1958 г. оказались неожиданными: впервые в научной печати было поставлено под сомнение традиционное представление о наличии в районе Куликовских изб метеоритного кратера и о наземном характере Тунгусского взрыва [131]. Наконец, одним из членов этой экспедиции, Ю.М. Емельяновым [31], было выявлено резкое ускорение роста деревьев в зоне Тунгусской катастрофы - феномен, природа которого до сих пор окончательно не выяснена, хотя ему посвящена большая литература. Таким образом, несмотря на ограниченные возможности экспедиции 1958 г., она явилась рубежом, с которого намечалась ревизия традиционных довоенных представлений, сложившихся вокруг проблемы Тунгусского метеорита. Стало очевидным, что Тунгусский феномен - явление нетривиальное, изучение которого в рамках представлений классической метеоритики невозможно, и исследования требуют новых методических подходов. Сложившаяся ситуация оживила интерес к проблеме, что нашло отражение в возникновении новых нетрадиционных гипотез (антивещество [141], атомный взрыв естественного происхождения [37], мощный электрический разряд [106]), с одной стороны, и в образовании научных неформальных коллективов, разрабатывающих проблему, - с другой. Наиболее крупный коллектив такого рода сложился в 1958 г. в Томске (Комплексная самодеятельная экспедиция - КСЭ), в 1962 г. на его базе была сформирована Комиссия по метеоритам и космической пыли СО АН СССР, которая является теперь головной организацией, координирующей исследования по проблеме Тунгусского метеорита.


В основу деятельности КСЭ положила прежде всего накопление фактического материала, относящегося к обстоятельствам Тунгусской катастрофы. При этом участники экспедиции не связывали себя какой-либо определенной точкой зрения, так как к началу 1959 г. решающих фактов в пользу той или иной интерпретации событий 1908 г. получено не было.


Первая КСЭ состоялась при поддержке Томского отделения Всесоюзного географического общества летом 1959 г. Ее программа, ход полевой работы и основные результаты подробно описаны [101], они послужили основанием для организации в 1960 г. крупной экспедиции Томского университета и Института геологии и геофизики СО АН СССР (руководитель экспедиций 1959 - 1960 гг. - Г.Ф. Плеханов). Экспедиция 1960 г. явилась вехой в послевоенной истории изучения Тунгусского метеорита; к ее подготовке проявляли интерес видные ученые, работавшие в 60-е гг., в том числе академики С.П. Королев, А.А. Трофимук и В.С. Соболев. Результаты, полученные в ходе работы экспедиции, опровергали представление о том, что Тунгусский метеорит относится к категории кратерообразующих метеоритов, в частности, было доказано высказанное ранее [131] предположение о том, что и Южное болото, и находившиеся в его окрестностях округлые депрессии на торфяниках представляют сбой чисто земные образования [66, 81]. Была начата обширная, выполнявшаяся впоследствии на протяжении более 15 лет программа количественной оценки и картирования зон повала леса, вызванного ударной волной Тунгусского взрыва [113, 117], было положено начало систематическому изучению вызванного падением метеорита лесного пожара [35], продолжено исследование природы биологических последствий катастрофы [32, 88]. Наряду с этим проводились поиски крупных обломков Тунгусского метеорита [66], и были получены данные о наличии в центральной части района Тунгусской катастрофы геохимических аномалий по Ni, редким землям и некоторым другим химическим элементам [65]. Определенное внимание уделялось вопросу о радиоактивности в районе эпицентра Тунгусского взрыва [61] с целью проверки версии о его ядерной природе.


Итоги экспедиции 1960 г. обобщены в тематическом сборнике [102]. В нем опубликованы принципиально важные работы В.Г. Фаста [114] о строгой в целом радиальности повала леса, Е.В. Маслова [83], впервые давшего расчет высоты Тунгусского взрыва, Ю.А. Львова и Г.М. Ивановой [80] о термокарстовой природе кра-тероподобных образований, принятых Л.А. Куликом за метеоритные воронки, и ряд других существенных для трактовки Тунгусского феномена материалов. Выход этого сборника положил начало серии тематических изданий, посвященных проблеме Тунгусского метеорита, подготовленных к печати Томским университетом, Томским отделением Всесоюзного астрономо-геодезического общества и Комиссией по метеоритам и космической пыли СО АН СССР в период с 1960 по 1980 г. [21, 102, 24, 71, 103, 84].


Наряду с полевыми работами интенсивно проводился сбор глобальной геофизической информации, относящейся к 1908 г., а также для сравнения к 1910 г. (сближение Земли с кометой Галлея), 1883, 1902 и 1912 гг. (извержения вулканов Кракатау, Мон-Пеле, Катмай, сопровождавшиеся интенсивным запыленном атмосферы Земли вулканической пылью), 1916 г. (предполагаемое прохождение Земли через облако космической пыли). При подготовке этой работы выяснилось, что в 1908 г. на земном шаре функционировало около 180 метеорологических, геофизических и астрономических обсерваторий и более 2000 метеорологических станций, кроме того, сведения о необычных спорадических природных явлениях (пролетах болидов, землетрясениях, наводнениях, сильных грозах и т. п.) регулярно публиковались в периодических изданиях - газетах и журналах, которых только в России в 1908 г. издавалось около двух тысяч. Часть информации о природных явлениях лета 1908 г. могла оказаться в мемуарной литературе, а также в военных, морских (корабельные журналы) и церковных архивах. Предстояло, таким образом, выполнить огромный объем работы по сбору рассеянной первичной информации, ее систематизации и анализу. С этой целью с осени 1959 г. до конца 1968 г. во все обсерватории, функционировавшие на земном шаре в 1908 г., была разослана специальная анкета, рассчитанная на выявление аномальных геофизических эффектов лета


1908 г. и других контрольных дат. Аналогичная работа проводилась Комитетом по метеоритам АН СССР.


На полученном материале был выявлен геомагнитный эффект Тунгусского взрыва [94, 95], зарегистрированный Иркутской обсерваторией и описанный одновременно и независимо К.Г. Ивановым [52], подтверждена связь атмосферных поляриметрических возмущений, отмеченных в Западной Европе в первых числах июля 1908 г., с падением Тунгусского метеорита [96], точно оконтурена область земного шара, в которой имели место летом 1908 г. атмосферные оптические аномалии, проведено их сопоставление с другими периодами атмосферно-оптических возмущений земного либо космического происхождения и доказана их уникальность [64, 20, 143]. Итоги этой работы обобщены Н.В. Васильевым с соавторами [90] и независимо И.Т. Зоткиным (КМЕТ АН СССР) [46].


Кроме того, позднее Н.П. Фаст и В.И. Залевская [120] на основании анализа наблюдений более 2000 метеорологических станций, функционировавших в 1908 г., сделали вывод, что падение Тунгусского метеорита вызвало увеличение выпадения осадков в Северном полушарии, напоминающее эффект Боуэна, наблюдаемый после крупных метеорных потоков.


В 1959 г. появился еще один научный коллектив, возглавляемый геофизиком А.В. Золотовым.


Результаты экспедиций 1958-1960 гг. широко освещались и в научной, и в популярной литературе, привлекли внимание представителей многих профессий, в частности физиков-взрывников, и послужили отправным пунктом для серьезных интерпретаций надземного характера Тунгусского взрыва [10, 99, 100].


Все эти обстоятельства создали благоприятные условия для возрождения кометной гипотезы природы Тунгусского метеорита, доказательству которой посвящен ряд исследований академика В.Г. Фесенкова [121-126], послуживших теоретической базой для экспедиций 1961-1962 гг.


Программа полевых работ 1961 г. предполагала два основных направления: поиски мелкодисперсного космического вещества (космических сферул) в почвах района катастрофы и картирование зон повала леса, вызванного взрывной волной Тунгусского метеорита. Выполнялся и ряд дополнительных исследований: продолжались начатое в 1958-1960 гг. изучение природы ускоренного прироста леса, ожоговых повреждений деревьев, поиски космического вещества в донных илах, выяснение механизма возникновения пожара 1908 г. Проводились также модельные эксперименты по динамометрии вывала леса.


Итоги экспедиций 1958-1962 гг., освещенные в ряде публикаций [8, 9, 33, 62, 63, 66, 75, 80, 92, 93, 128-130], таковы.


1. Доказано отсутствие в районе Тунгусской катастрофы взрывных кратеров и ударных воронок, естественное происхождение Южного болота и депрессий на окружающих его торфяниках [80, 91], надземный характер Тунгусского взрыва [91, 92, 129].


2. Составлена карта вывала леса, вызванного взрывной волной


Тунгусского метеорита [9, 89], послужившая в дальнейшем основой для расчетных работ по физике Тунгусского взрыва.


3. Выявлены поражения веток деревьев [91, 35, 36], переживших катастрофу 1908 г. в районе ее центра, квалифицированные фитопатологами как следы лучистого ожога [34], и в первом приближении составлена карта лесного пожара 1908 г. [75] и сделан вывод о лучистом импульсе как наиболее вероятной причине его возникновения.


4. Описано площадное распространение космогенных сферул («шариков») в почвах района; показано, что на расстоянии 80 км к северо-западу от места Тунгусского взрыва начинается зона статистически значимого повышения концентрации этих частиц, уходящая на междуречье Чуня - Таймура. Эта область интерпретирована рядом авторов [128-130] как место оседания мелкодиспергированной тугоплавкой компоненты Тунгусского метеорита, или, что равнозначно, как шлейф его рассеивания.


5. Выявлены геохимические и биогеохимические аномалии содержания ряда элементов (Ni, Се, Yb, Y и др.) в почвах и растительности эпицентральной области [65], высказано предположение о возможной их связи с Тунгусским взрывом.


6. Подтвержден факт ускоренного роста молодняков деревьев, переживших 1908 г., в зоне Тунгусской катастрофы: [8, 32, 67, 88].


Таким образом, к концу 1962 г. изучение Тунгусского метеорита приобрело комплексный характер. Вместе с тем конец 1962 г. означал не завершение работы в целом, а лишь окончание определенного ее этапа, этапа ревизии довоенных представлений, о природе Тунгусского метеорита и определения кардинальных направлений исследований, реализация которых была рассчитана па многие годы и требовала разработки новых методических подходов.


К этому времени четко обозначились специфические черты проблемы Тунгусского метеорита:


- комплексность и уникальность явления, глобальный его масштаб, протяженность во времени;


- наличие больших объемов сильно зашумленной рассеянной информации, в которой величина шума не только сопоставима с сигналом, но иногда и превосходит последний;


- необычайная острота вопроса о «нуле» отсчета, или, иначе говоря, о роли природного фона в интерпретации явления в целом.


Стало очевидным, что дальнейший прогресс изучения проблемы ограничивается отсутствием адекватных методик, адаптированных к специфике проблемы, а также недостатком научной информации по ряду смежных вопросов космохимии, геофизики, метеоритики и гидродинамики.


В частности, интерпретация данных 1958-1962 гг. об обнаружении в почвах района метеорной пыли затруднялась слабой изученностью как глобального, так и локального фона выпадений космического вещества. Требовалась трактовка механизма образования взрывной волны Тунгусского метеорита, с одной стороны, и разработка теории разрушения крупных метеоритных тел в атмосфере Зем-


ли и распространения взрывных волн с учетом неоднородности атмосферы - с другой. Обсуждение вопроса о генерации аномальных атмосферных, оптических явлений летом 1908 г. оказалось невозможным без получения дополнительной информации о природе мезосферных облаков и механизма их образования. Из-за отсутствия необходимых сведений о геологической и геохимической характеристике района, о специфике миграции элементов и изотопов в природно-географических условиях северной таежной полосы, о роли мерзлотных процессов в формировании ландшафтов исследуемого района нельзя было объяснить ряд биогеохимических и биологических аномалий в районе катастрофы.


Все сказанное определило специфику послевоенной истории Тунгусской проблемы в 1962-1969 гг. Работа в этот период развивалась в трех направлениях:


- во-первых, продолжалось накопление и обработка фактического материала по разделам, намеченным на предыдущем этапе (1958-1962 гг.);


- во-вторых, были начаты «вспомогательные» работы в смежных областях, в ряде случаев выделившиеся в дальнейшем в самостоятельные направления исследований;


- в-третьих, было положено начало методическим разработкам, обеспечившим к 1969-1970 гг. необходимую базу для выхода на следующий, качественно более высокий этап решения Тунгусской проблемы.


В русле первого направления в этот период КСЭ было проведено шесть экспедиций в район падения метеорита (1963-1968 гг.). В их программы входило продолжение работ по картированию вывала леса, вызванного взрывной волной Тунгусского метеорита, составление карты «лучистого ожога» деревьев, переживших 1908 г., дальнейшее исследование природы ускоренного прироста деревьев в районе Тунгусской катастрофы, сбор дополнительных материалов о радиоактивности почв и растений в районе Тунгусской катастрофы. Одновременно продолжалась проверка версий о падении частей Тунгусского метеорита в других районах Центральной и Западной Сибири (1963 г. - бассейн р. Кеть, 1964 г. - район р. Бол. Пит), а также поиски в районе центра Тунгусской катастрофы остатков взорвавшегося космического тела. Д.Ф. Анфиногеновым в это время была разработана теоретическая модель [2], которая допускала возможность сохранения осколков Тунгусского тела и выпадение их в форме метеоритного дождя в расчетном районе, расположенном в 2-4 км к западу - северо-западу от эпицентра взрыва. Проверка гипотезы Д.Ф. Анфиногенова проводилась с использованием широкого спектра методик: магнито-, индукто-, флоро- и металлометрии, визуальных поисков, закладки пробных вскрыш, раскопки «подозрительных» воронок, электроразведки, шлихового опробования и т. д.


Помимо работ в направлениях, намеченных ранее, в 1963-1968 гг. были заложены три новых цикла исследований, из которых два относились к физике Тунгусского взрыва, а третий представлял собой продолжение изучения его биологических последствий.


Конкретно речь шла о перемагничивании почв в районе Тунгусской катастрофы [105], о возможном влиянии на термолюминесценцию местных горных пород [12] и о мутационных последствиях Тунгусского взрыва [97, 98].


Эти направления были выбраны не случайно. Первое из них обусловлено высказанными в конце 50-х гг. [106], но опубликованными в научной печати гораздо позднее [107] представлениями о выдающейся роли электрических и электромагнитных процессов в физике метеорных явлений, а также описанием геомагнитного эффекта Тунгусского взрыва. Второе - проверка ядерной версии Тунгусской катастрофы: предполагалось, что мощные термические, аэродинамические и, возможно, радиационные воздействия, сопровождавшие взрыв, оставили следы, которые могут быть выявлены при изучении термолюминесценции горных пород. Наконец, третье вытекало из работ по изучению биологических последствий падения метеорита, начатых в 1958 г. Ю.М. Емельяновым. После экспедиций 1960-1961 гг. мнения по указанному вопросу поляризовались. Одни исследователи [8] высказывали твердое убеждение в том, что биологические последствия Тунгусского взрыва объясняются вывалом и пожаром и какой-либо информации о специфических чертах этого события не содержат; другие считали [32], что ускоренный прирост деревьев в районе катастрофы к элементарным сдвигам не сводим и связан, вероятнее всего, с выпадением космического вещества. Помимо этих версий, В.И. Колесниковым [67] была высказана точка зрения о том, что одной из причин обсуждаемых эффектов могут служить изменения мутационного фона. Поводом к проведению таких наблюдений послужили данные, полученные в экспериментах Г.Ф. Приваловым [97, 98], о морфологических нарушениях у сеянцев сосны, подвергнутых облучению ионизирующей радиацией.


Кроме полевых работ в междуречье Подкаменной и Нижней Тунгусок, с 1962 г. были начаты широкие опросы старожилов, проживающих в различных районах Красноярского края, Иркутской области, Бурятской и Якутской АССР. Поводом для их проведения явились сообщенные В.Г. Коненкиным, учителем из пос. Ванавара, сведения о наличии в русских селах на Нижней Тунгуске большого числа долгожителей, отчетливо помнящих падение Тунгусского метеорита [68]. С 1963 по 1971 г. КСЭ было направлено в различные районы центральной Сибири свыше 15 опросных групп, в 1965-1966 гг. в этих работах принимало участие Московское отделение ВАГО [15].


Важнейшим итогом изысканий 1962-1969 гг. было создание ряда каталогов фактических данных, относящихся к Тунгусскому метеориту, послуживших в дальнейшем фундаментом для различного рода теоретических построении [20, 90, 117 и др.].


Одно из наиболее значительных событий этого периода - ревизия представлений о траектории метеорита. Как уже говорилось, траектория была вычислена в двух вариантах (И.С. Астаповичем и Е.Л. Криновым) на основании главным образом анализа показаний очевидцев» проживавших на Ангаре. Н.Н. Сытинской [111] было показано, что оба варианта равновероятны и для осуществления выбора между ними необходима дополнительная информация.


К 1963 г. предпочтение отдавалось восточному варианту. Связано это было с двумя обстоятельствами: во-первых, основания такого рода давали опросные сведения, собранные на Нижней Тунгуске В.Г. Коненкиным [68] и подтвержденные В.И. Цветковым и А.П. Бояркиной [136]; во-вторых, к этому времени была составлена полная карта разрушений, вызванных волной Тунгусского взрыва, явившаяся итогом первого цикла трудоемких полевых работ по наземной съемке вывала [9, 115, 117]. Анализ ее позволил А.В. Золотову [44] отметить в векторной структуре поля вывала осесимметрию, подробно проанализированную В.Г. Фастом [115]. Сопоставление направления осесммметрии с траекторией, предложенной В.Г. Коненкиным [68] и подтвержденной И.Т. Зоткиным [47], выявило их близкое сходство, на этом основании был сделан принципиально важный вывод о том, что азимут траектории составил ~295°. Наиболее четко симметрия прослеживалась по кривизне изоклин, несколько грубее подтверждали ее, по мнению В.Г. Фаста [115], изостандарты и некоторые другие параметры вывала. Все сказанное позволило выдвинуть получившее вскоре характер доказанной истины предположение, что выявленная ось симметрии есть не что иное, как проекция траектории на земную поверхность [115]. В дальнейшем на основании анализа поля вывала, проведенного В.Г. Фастом, А.П. Баранником и С.А. Разиным [116], а также исследования поля лучистого ожога [79] было установлено, что ось симметрии этих нарушений имела азимут ~95°.


Следует заметить, что осесимметрическую структуру помимо полей вывала и ожога имеют поля других эффектов, связанных с Тунгусским взрывом (например, некоторых биологических явлений [13], включая мутационные нарушения у сосны [28]). Все эти совпадения убеждали в тесной связи оси симметрии и проекции траектории, что и определило трактовку физической картины Тунгусского взрыва на ближайшие 15 лет. Независимым и очень сильным аргументом в пользу такой интерпретации явились модельные эксперименты И.Т. Зоткина и М.А. Цикулина [48, 137], показавшие, что при взрыве цилиндрического заряда наибольшее качественное сходство в картине модельного вывала с натурой получается при совпадении с осью симметрии вывала проекции детонирующего шнура, наклоненного к поверхности Земли под углом ~35°.


Таким образом, к 1967 г. траектория метеорита считалась принципиально установленной, и с нею согласились все специалисты, за исключением И.С. Астаповича [6], упорно настаивавшего на южном варианте, и Ф.Ю. Зигеля, который доказывал абсолютную несовместимость показаний очевидцев с Ангары и Нижней Тунгуски, а также ангарских опросных данных с объективно установленной геометрией поля взрыва [38, 39]. Эти утверждения, однако, сколько-нибудь серьезного внимания к себе не привлекли, возможно, из-за активной пропаганды версии о «маневре» Тунгусского метеорита и об искусственной его природе.


Тем не менее, как выяснилось позднее, критические заявления И.С. Астаповича и Ф.Ю. Зигеля не были беспочвенными и содержали в себе рациональное зерно, что сыграло немаловажную роль в последующем изучении проблемы Тунгусского метеорита.


Установление надземного характера Тунгусского взрыва - одной из наиболее нетривиальных черт Тунгусской катастрофы - вызвало потребность в объяснении его механизма. При этом, как и в других случаях, произошла поляризация взглядов сторонников кометной и ядерной версий. В 1960-1963гг. были предложены несколько вариантов такого объяснения в рамках классических представлений о природе Тунгусского метеорита. К ним относятся: быстрое взрывообразное испарение тела [108, 109], быстрое взрывообразное механическое его разрушение [99], быстрое взрывообразное выравнивание баллистической волны облака космической пыли [93]. Все названные гипотезы не свободны от недостатков, что и послужило основанием для их критики А.В. Золотовым [44, 45], настаивавшим на том, что векторная картина вывала противоречит интерпретации Тунгусского взрыва как результата перехода кинетической энергии метеорита в тепловую. Начавшаяся дискуссия то разгоралась, то затухала па протяжении ряда лет.


Наряду с разработкой физической картины Тунгусского взрыва продолжалось обсуждение его вероятного материального состава. Наиболее острый характер приобрел спор о природе космических сферул, обнаруженных экспедициями 1961-1962 гг. При этом дискутировалось не столько метеорное их происхождение - у подавляющего большинства исследователей серьезных сомнений оно не вызывало, - сколько их принадлежность именно к Тунгусскому метеориту. Спор, по-видимому, имел бы более спокойную тональность, если бы находки сферул не послужили поводом для рецидива попыток объявить метеорит найденным, а проблему решенной.


С целью проверки ряда спорных методических критериев, а также для определения фоновых значений выпадений метеорной пыли в ГЕОХИ АН СССР и в КСЭ были проведены специальные исследования. В ГЕОХИ АН СССР такая работа была выполнена под руководством К.П. Флоренского. Она включала определение фазового и химического состава Тунгусских сферул [135, 136], сравнительное сопоставление их с фоновыми выпадениями космических сферул с возрастом ~250 млн. лет из соляных отложений Артемовского месторождения [49, 50], а также распределение шариков по размерам, по площади и подсчет притока их на Землю [51]. К сожалению, в силу применения методики магнитной сепарации рассматривалась только магнитная составляющая космического осадка. К тому же металлические шарики из района Тунгусского падения ничем не отличались от выпадений в других районах - основным критерием космогенности служил никель.


КСЭ в 1963-1968 гг. были организованы экспедиции в отдаленные от источников промышленных загрязнений районы Сибири - на север Томской области, в Эвенкийский национальный округ, бассейн р. Таймура, Горный Алтай (ледник Ак-Тру и купол горы Белухи). Было установлено [54, 78], что сферические частицы, по крайней мере частично относящиеся к метеорным аэрозолям, широко представлены в различных природных субстратах - почвах, снеге, сфагновых торфах-верховых болот, солях. При выделении космогенных сферул из почв с помощью столика Вильфлея (разновидность магнитной сепарации, использованная экспедициями 1961-1962 гг.) происходит потеря большей части искомого материала; величина потери нестандартна, поэтому данные о площадном распространении метеорной пыли в почвах Тунгусской катастрофы [62, 63] нуждаются в дальнейшем уточнении. В пользу такого заключения свидетельствовал и анализ мировой литературы по вопросу о балансе выпадений космической пыли, информация о котором в 60-е гг., в связи с успехами в освоении космического пространства, стремительно нарастала [25, 51].


Важнейшим методическим итогом деятельности в 1962-1969 гг. явилась разработка оперативных способов выделения сферических микрочастиц (в том числе метеорной пыли) из почв (И.В. Антонов, А.В. Иванов), сфагновых торфов верховых болот (Ю.А. Львов), смолы деревьев (Ю.А. Гришин), снега и льда (А.Б. Ошаров, А.Ф. Афримзон), а также ископаемых солей (А.В. Иванов). Наиболее перспективным субстратом оказался широко распространенный в Сибири и европейской части СССР сфагновый торф, легко поддающийся стратификации и обладающий огромной адсорбционной способностью. Модельные эксперименты, проделанные в 1963 г. в Томской области, доказали высокую перспективность данной методики [78], в 1968 г. она была апробирована Г.М. Ивановой и Н.А. Голенберг в районе падения Тунгусского метеорита.


Помимо работ, связанных с выявлением метеорных сферул, продолжались поиски вещества Тунгусского метеорита другими методами, особенно энергично они проводились в ходе экспедиции 1966 г., подтвердив наличие в эпицентральной области района катастрофы ряда геохимических аномалий, в том числе по редким землям [56], свинцу [77], серебру и некоторым другим элементам [1]. Однозначная интерпретация их в те годы оказалась невозможной из-за отсутствия удовлетворительных сведений о геологии и геохимии района. Позднее, после описания Н.Л. Сапроновым и В.М. Соболенке Куликовского палеовулкана, центр кратера которого почти совпадает с эпицентром Тунгусского взрыва [104], большая часть этих локальных эффектов была объяснена особенностями геологической истории района.


Как и на предыдущем этапе изучения Тунгусской проблемы, наиболее острые разногласия вызвал вопрос о радиоактивности в районе Тунгусского взрыва. Первые попытки ее измерений были предприняты в 1959 г. участниками первой КСЭ [91] и независимо А.В. Золотовым [41]. В дальнейшем наблюдения были продолжены Л.В. Кириченко и М.П. Гречушкиной [61], давшими в целом отрицательное заключение относительно наличия в эпицентре катастрофы следов повышенной радиоактивности.


В 1964-1965 гг. Л.В. Кириченко [59, 60] была продолжена проверка гипотезы «ядерного взрыва» Тунгусского метеорита по радиоактивности почв на следе выпадения продуктов взрыва (результаты были опубликованы лишь в 1975 г.). На этот раз объектом исследований служили почвы из экранированных от осадков после 1945 г. мест: из-под пола Куликовских изб и охотничьих избушек, построенных в междуречье Подкаменной и Нижней Тунгусок до 1945 г. Работа привела к отрицательному заключению относительно наличия следов выпадения радиоактивных осадков 1908 г. как в эпицентре Тунгусской катастрофы, так и на предполагаемом шлейфе рассеивания вещества Тунгусского метеорита (в бассейнах рек Чуня, Таймура и среднем течении Нижней Тунгуски).


Новый подъем интереса к вопросу о радиоактивности, связанный с Тунгусским взрывом, вызвала публикация К. Коуэна с соавторами [140], в которой была предпринята попытка фактического обоснования представлений Л. Лапаза [141] об антивещественной природе Тунгусского метеорита и об аннигиляционном характере его взрыва. Несмотря на то что сама возможность глубокого проникновения куска антивещества в атмосферу Земли сомнительна [11], идея об антивещественной природе Тунгусского тела привлекла к себе внимание, прежде всего, благодаря тому, что она удовлетворительно объясняла большую энергию взрыва и отсутствие явных следов вещества. Ее активно поддержал и акад. Б.П. Константинов [69], отстаивавший идею об антивещественном составе некоторых комет и метеорных потоков, и В.Н. Мехедов, опубликовавший на эту тему интересную работу [86], которая осталась, к сожалению, незавершенной. С целью экспериментальной проверки гипотезы Л. Лапаза К. Коуэн с соавторами, А.П. Виноградов с соавторами [22] и другие авторы (см. обзор [26]) использовали измерения радиоактивности 14С в кольцах деревьев. Однако исследования к однозначному итогу не привели. Это объясняется, прежде всего, небольшой величиной ожидаемого эффекта: увеличение 14 С около 2%, что близко к предельной чувствительности метода [23]. Добавим, что большой интерес к проблеме радиоактивности в районе падения Тунгусского метеорита проявлял в последние годы жизни Б.В. Курчатов, начавший экспериментальную разработку вопроса, прерванную его смертью.


В 1962-1969 гг. КСЭ были продолжены также исследования механизмов глобальных геофизических эффектов, сопровождавших падение Тунгусского метеорита. Особое место в этом цикле исследований занял вопрос о механизме образования и природе серебристых облаков, дискуссионный как сам по себе, так и в соотношении с проблемой Тунгусского метеорита. Постановка его была связана со следующим обстоятельством. Дискуссия по поводу кометной природы Тунгусского метеорита, не затухавшая весь этот период, во многом обусловливалась трудностями интерпретации атмосферных оптических аномалий 30 июня - 2 июля 1908 г. По мнению акад. В.Г. Фесенкова, главного идеолога кометной гипотезы, хвост Тунгусской кометы, явившийся причиной их возникновения, был задержан в атмосфере Земли на высоте нескольких сотен километров. Отсюда следует, что если Тунгусская комета действительно обладала свойствами, вытекающими из модели В.Г. Фесенкова, то ни аномальное развитие серебристых облаков 30 июня - 2 июля 1908 г., ни свойственные тому же времени интенсивные зоревые явления, ни нарушения оптических свойств сумеречного неба с позиций данного варианта кометной гипотезы не объясняются. Акад. В.Г. Фесенков посчитал эти аномалии не имеющими отношения к Тунгусскому метеориту, а наложением чисто случайных посторонних обстоятельств.


Однако работа [90] позволила заключить, что оптические аномалии конца июня - начала июля представляли собой единый причинно связанный комплекс, в котором с уверенностью можно выделить три категории явлений: яркие зори, сходные с вулканическими сумерками, светящиеся облака, близкие, по-видимому, и к мезо-сферным, и усиление собственной эмиссии ночного неба. Все три категории аномалий развивались одновременно на одной и той же территории, сочетаясь, судя по наблюдениям в Германии, с нарушением поляризационных свойств сумеречного неба (изменения нормального хода нейтральных точек Араго и Бабине). Если учесть, что формирование зоревых эффектов происходит на высоте 40-50 км, мезосферных облаков - на высоте 80-82 км, а собственная эмиссия ночного неба генерируется на гораздо больших высотах, то необходимо признать, что световые аномалии 1908 г. охватывали всю толщу атмосферы Земли (по крайней мере с высоты 40 км) и представляли собой единый территориально-временной комплекс, рассекать который на части нет никаких оснований.


Попытки интерпретации механизма развития названных явлений привели к предположению о связи их с интенсивными ионизационными процессами, индуцированными вторжением в атмосферу мелкодисперсного космического, скорее всего, кометного материала, и заставить обратить внимание на проблему связи атмосферных оптических процессов с попаданием в атмосферу космических золей и ее ионизацией. В связи с этим с 1963 г. в Томском университете были начаты работы по изучению космофизических связей серебристых облаков (СО). Итоги указанных исследований [16-19, 70, 118, 119, 142] привели к заключению о наличии корреляции между появлением СО - особенно их глобальным развитием, - собственным свечением ночного неба в области линий гидроксила и метеорного натрия, а также, по всей вероятности, появлением спорадического слоя Е. Это подтвердило исходное предположение о возможности интерпретации световых аномалий лета 1908 г. как следствия интенсивных ионизационных процессов, вызванных столкновением Земли с небольшой кометой. В 1968 г. КСЭ совместно с кафедрами зоологии биологических факультетов Казанского, Саратовского и Воронежского университетов был проведен цикл биофизических натурных наблюдений в заповедниках с целью установления количественных зависимостей между поведенческими реакциями птиц, с одной стороны, и яркостью сумерек - с другой. Полученные материалы [112] позволили сделать вывод, что освещенность в ряде пунктов европейской части СССР достигала в ночь с 30 июня на 1 июля 1908 г. нескольких десятков люкс.


Период с 1962 по 1969 г. прошел, таким образом, под знаком дальнейшего накопления, обработки и осмысливания фактического материала, а также методического перевооружения, явившегося необходимой предпосылкой для начала следующего крупного этапа полевых работ, развернутых с середины 1969 г.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеева К.П., Смирнова А.В., Васильев Н.В. и др. Спектральный анализ торфа из района падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Космическое вещество на Земле. Новосибирск: Наука, 1976, с. 19-24.

2. Анфиногенов Д.Ф. О Тунгусском метеоритном дожде. - В кн.: Успехи метеоритики. Новосибирск: изд. ИГиГ СО АН СССР, 1966, с. 20-22.

3. Астапович И.С. Землетрясение 30 июня 1908 г. в Енисейской тайге в связи с падением Тунгусского метеорита. - Природа, 1948, № 1, с. 86-87.

4. Астапович И.С. Впечатление первых европейцев о буреломе Тунгусского метеорита. - Природа, 1948, № 5, с. 26.

5. Астапович И.С. Большой Тунгусский метеорит. - Природа, 1951. 1. История исследования, № 2, с. 23-32; 2. Результаты исследований, № 3, с. 13-23.

6. Астапович И.С. К вопросу о Тунгусском метеорите. - В кн.: Исследования метеоритов. М.: Наука, 1966, № 1, с. 152-155.

7. Баратова С. О фантастике и людях без крыльев. - Техника молодежи, 1948, № 9, с. 26.

8. Бережной В.Г., Драпкина Г.И. Изучение аномального прироста леса в районе падения Тунгусского метеорита. - Метеоритика, 1964, вып. 24, с. 162-169.

9. Бояркина А.П., Демин Д.В., Зоткин П.Т., Фаст В.Г. Изучение ударной волны Тунгусского метеорита по вызванным ею разрушениям леса. - Метеоритика, 1964, вып. 24, с. 112-128.

10. Бронштэн В.А. К вопросу о движении в атмосфере Тунгусского метеорита. - Метеоритика, 1961, вып. 20, с. 72-86.

11. Бронштэн В.А., Станюкович К.П. О проникновении антивещества в Солнечную систему и в атмосферу Земли. - Космические исследования, 1969, т. 7, вып. 4, с. 597-601.

12. Василенко В.Б., Демин Д.В., Журавлев В.К. Термолюминесцентный анализ пород из района Тунгусского падения. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967, с. 227-231.

13. Васильев Н.В., Батищева А.Г. О связи ускоренного возобновления леса с траекторией падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Вопросы метеоритики. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1976, с. 149-160.

14. Васильев Н.В., Журавлев В.К., Демин Д.В. и др. О некоторых аномальных эффектах, связанных с падением Тунгусского метеорита. - В кн.: Космическое вещество на Земле. Новосибирск: Наука, 1976, с. 71-87.

15. Васильев Н.В., Ковалевский А.Ф., Разин С.А., Эпиктетова Л.Е. Показания очевидцев Тунгусского метеорита. - Деп. в ВИНИТИ 24 ноября 1981, № Б350-81.

16. Васильев Н.В., Фаст Н.П. О связи появления серебристых (мезосферных) облаков со свечением ночного неба. - В кн.: Астрономия и геодезия. Вып. 1. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1970, с. 91-93.

17. Васильев Н.В., Фаст Н.П. Космофизические связи мезосферпых облаков. - В кн.: Физика мезосферных облаков. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1971, с. 10-11.

18. Васильев Н.В., Фаст Н.П. О связи мезосферных облаков с некоторыми геофизическими явлениями. - В кн.: Симпозиум по серебристым облакам МАМФА/МАГА, МГГС, 15-я Генеральная Ассамблея. М., 1971, с. 14-15.

19. Васильев Н.В., Фаст Н.П. О связи мезосферных облаков с некоторыми космофизическими явлениями. - В кн.: Астрономия и геодезия. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та. 1973. с. 64-72.

20. Васильев Н.В., Фаст Н.П. Границы зон оптических аномалий лета-1908 года. - В кн.: Вопросы метеоритики. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1976, с. 112-113.

21. Взаимодействие метеоритного вещества с Землей. Новосибирск: Наука, 1980. 240 с.

22. Виноградов А.П., Девирц А.Л., Добкина Э.П. Концентрация 14С в атмосфере во время Тунгусской катастрофы и антивещество. - Докл. АН СССР, 1966, т. 168, № 4, с. 900-903.

23. Власов Н.А. Антивещество. М.: Атомиздат, 1966. 184 с.

24. Вопросы метеоритики. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1976. 176 с.

25. Выпадение космического вещества на поверхность Земли/Иванова Г.М., Львов Ю.А., Васильев И.В., Антонов И.В. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1975. 120 с.

26. Девирц А.Л. Радиоуглерод в атмосфере Земли в период Тунгусской катастрофы и в прошлом. - В кн.: Труды Всесоюзного совещания по проблеме «Астрофизические явления и радиоуглерод», Тбилиси, 1969. Тбилиси: Изд-во Тбнлисск. ун-та, 1970, с. 21-25.

27. Драверт П.Л. Бурелом и ожог леса бассейна р. Кети. - Метеоритика, 1948, вып. 4, с. 112-114.

28. Драгавцев В.А., Лаврова Л.А., Плеханова Л.Г. Экологогенетический анализ линейного прироста сосны обыкновенной в районе Тунгусской катастрофы 1908 г. - В кн.: Проблемы метеоритики. Новосибирск: Наука,. 1975, с. 132-141.

29. Евгеньев И.Б., Кузнецова Л.И. Тунгусский метеорит найден. - Знание – сила, 1957, № 12, с. 59-60.

30. Евгеньев И.Б., Кузнецова Л.И. За огненным камнем. М.: Географгиз,. 1958. 213 с.

31. Емельянов Ю.М. Загадка Тунгусского метеорита. - «Московский университет», 1959, 21 мая - 13 июня.

32. Емельянов Ю.М., Некрасов В.И. Об аномальном росте древесной растительности в районе падения Тунгусского метеорита. - Докл. АН СССР, 1960, т. 135, № 5, с. 1266-1269.

33. Ерохина А.А. Таежные гумусированные длительно-сезонно-мерзлотные почвы тайги Красноярского края (по данным района падения Тунгусского метеорита). - В кн.: Тезисы докладов к конференции почвоведов Сибири. и Дальнего Востока, Новосибирск, ноябрь - декабрь 1962 г. Горно-Алтайск: Горно-Алтайское кн. изд-во, 1962, с. 70-72.

34. Журавлев И.И. О возможной причине повреждения ветвей лиственницы в районе падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967, с. 118-119.

35. Зенкин Г.М., Ильин А.Г., Егоршин А.И. Характеристика деревьев, переживших Тунгусскую катастрофу в ее эпицентре. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963, с. 84-86.

36. Зенкин Г.М., Ильин А.Г. О лучевом ожоге деревьев в районе взрыва Тунгусского метеорита. - Метеоритика, 1964, вып. 24, с. 129-140.

37. Зигель Ф.Ю. Неразгаданная тайна. - Знание - сила, 1959, № 6, с. 40-42.

38. Зигель Ф.Ю. Об атмосферной траектории Тунгусского тела. - В кн.: Современное состояние проблемы Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1971, с. 16-18.

39. Зигель Ф.Ю. К вопросу о природе Тунгусского тела. - В кн.: Метеоритные и метеорные исследования. Новосибирск: Наука, 1983, с. 151-161.

40. Золотов А.В. Новые данные о Тунгусской катастрофе 1908 г. - Докл. АН СССР, 1961, т. 136, № 1. с. 84-87.

41. Золотов А.В. Некоторые данные по исследованию образцов почвы и растений в районе Тунгусской катастрофы 1908 г. - Докл. АН СССР, 1961, т. 140, № 1, с. 103-106.

42. Золотов А.В. К вопросу о зависимости геомагнитного эффекта, вызванного ядерным взрывом, от высоты взрыва. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967, с. 162-168.

43. Золотов А.В. О радиоактивности образцов тунгусских деревьев. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967, с. 168-172.

44. Золотов А.В. К вопросу о возможности пылевой структуры Тунгусского космического тела. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. унт-та, 1967, с. 173-186.

45. Золотов А.В. Проблема Тунгусской катастрофы 1908 г. Минск: Наука и техника. 1969. 204 с.

46. Зоткин И.Т. Об аномальных оптических явлениях в атмосфере, связанных с падением Тунгусского метеорита. - Метеоритика, 1961, вып. 20, с. 40-53.

47. Зоткин И.Т. Траектория и орбита Тунгусского метеорита. - Метеоритика, 1966, вып. 27, с. 109-118.

48. Зоткин И.Т., Цикулин М.А. Моделирование Тунгусского взрыва. - Природа, 1966, № 6, с. 81-89.

49. Иванов А.В., Флоренский К.П. Космические шарики в нижнепермских соляных отложениях. - Геохимия, 1968, № 4, с. 483-485.

50. Иванов А.В., Флоренский К.П. Мелкодисперсное космическое вещество из нижнепермских солей. - Астроном, вестник, 1969, т. 3, вып. 1, с. 45-49.

51. Иванов А.В., Флоренский К.П. Интенсивность выпадения мелкодисперсного космического вещества на Землю. - Геохимия, 1970, № 11, с. 1365-1372.

52. Иванов К.Г. Геомагнитные явления, наблюдавшиеся на Иркутской магнитной обсерватории вслед за взрывом Тунгусского метеорита. - Метеоритика, 1961, вып. 21, с. 46-48.

53. Иванов К.Г. О причине последующих изменений поля в геомагнитном эффекте Тунгусского метеорита. - Геомагнетизм и аэрономия, 1961, т. 1, № 4, с. 616-618.

54. Иванова Г.М., Брувер Р.В., Львов Ю.А., Боронтова Н.Н. О поисках вещества Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967, с. 145-148.

55. Идлис Г.М., Карягина З.В. О кометной природе Тунгусского метеорита. - Метеоритика, 1961, вып. 21, с. 32-43.

56. Ильина Л.П., Сливина Л.М., Демин Д.В.и др. Результаты спектрального анализа проб почвы из района Тунгусского падения. - В кн.: Современное состояние проблемы Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1971, с. 25-27.

57. Казанцев А.П. Взрыв (рассказ-гипотеза). - Вокруг света, 1946, № 1, с. 39-46.

58. Казанцев А.П. Гость из Космоса. М.: Географгиз, 1958. 238 с.

59. Кириченко Л.В. К вопросу образования локального следа выпадений от взрыва космического тела в 1908 г. - В кн.: Проблемы метеоритики. Новосибирск: Наука, 1975, с. 111-126.

60. Кириченко Л.В. О проверке гипотезы «ядерного взрыва» Тунгусского метеорита по радиоактивности почв на следе выпадений продуктов взрыва. - В кн.: Проблемы метеоритики. Новосибирск: Наука, 1975, с. 88-101.

61. Кириченко Л.В., Гречушкина М.П. О радиоактивности почвы и растений в районе падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963, с. 139-152.

62. Кирова О.А. О минералогическом изучении проб почв из района падения Тунгусского метеорита, собранных экспедицией 1958 г. - Метеоритика, 1961, вып. 20, с. 32-39.

63. Кирова О.А. Поиски распыленного метеоритного вещества в районе падения Тунгусского метеорита (доклад на расширенном пленуме Комиссии по метеоритам АН Эстонской ССР, сентябрь 1960 г.). - Тр. Ин-та геологии АН ЭССР, 1963, т. 11, с. 91-98.

64. Ковалевский А.Ф., Васильев Н.В. К вопросу о свечении ночного неба летом 1908 года. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963, с. 198-202.

65. Ковалевский А.Ф., Резников Н.В., Снопов Н.Г. и др. Некоторые данные о распределении химических элементов в почвах и растениях в районе падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та. 1963, с. 125-133.

66. Ковалевский А.Ф., Фаст В.Г., Иконникова Г.М., Некрасова Л.Н. Магнитометрические работы в районе падения Тунгусского -метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963,. с. 113-124.

67. Колесников В.И. Аномальное возобновление древесной растительности в районе Тунгусской катастрофы. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963, с. 73-83.

68. Коненкин В.Г. Сообщения очевидцев о Тунгусском метеорите 1908 года. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967, с. 31-35.

69. Константинов Б.П., Бредов М.М., Соколов И.А. О возможности анти-вещественной природы микрометеоритов. - Космические исследования, 1966, т. 4, вып. 1. с. 66-73.

70. Коржинская С.В., Ковалевский А.Ф., Васильев Н.В., Маркова А.К. Исследование связи между частотой появления мезосферных облаков, эмиссиями ночного неба OH и NaD и вторичным космическим излучением. - В кн.: Космическое вещество на Земле. Новосибирск: Наука. 1976,. с. 104-115.

71. Космическое вещество на Земле. Новосибирск: Наука, 1976. 120 с.

72. Кринов Е.Л. Л.А. Кулик - организатор метеоритики в СССР. - Метеоритика, 1948, вып. 4, с. 14-30.

73. Кринов Е.Л. Тунгусский метеорит. М. - Л.: Изд-во АН СССР, 1949. 196 с.

74. Кулик Л.А. Данные по Тунгусскому метеориту к 1939 году. - Докл. АН СССР. Новая сер., 1939, т. 22, № 8, с. 520-524.

75. Курбатский Н.П. О лесном пожаре в районе Тунгусского падения в 1908 г. - Метеоритика, 1964, вып. 25, с. 168-172.

76. Левин Б.Ю. К вопросу о скорости и орбите Тунгусского метеорита. - Метеоритика, 1954, выи. 11, с. 132-136.

77. Левченко М.А., Терентьева А.А. Предварительные результаты спектрального определения примесей в пробах торфа района взрыва Тунгусского метеорита. - В кн.: Космическое вещество на Земле. Новосибирск: Наука,. 1976, с. 16-19.

78. Львов Ю.А. О нахождении космического вещества в торфе. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967, с. 140-144.

79. Львов Ю.А., Васильев Н.В. Лучистый ожог деревьев в районе падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Вопросы метеоритики. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1976, с. 53-57.

80. Львов Ю.А., Иванова Г.М. Провальные (термокарстовые) депрессии на крупнобугристых торфяниках района падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963, с. 48-58.

81. Львов Ю.А., Лагутская Л.И., Иванова Г.М. и др. Болота района падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963, с. 34-47.

82. Ляпунов Б. Из глубины Вселенной. - Знание - сила, 1950, № 10, с. 4-7.

83. Маслов Е.В. К вопросу о высоте и мощности взрыва Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963, с. 105-112.

84. Метеоритные и метеорные исследования. Новосибирск: Наука, 1983. 236 с.

85. Методы обнаружения космического вещества в некоторых природных объектах/Львов Ю.А., Васильев Н.В., Антонов И.В. и др. Новосибирск: изд. ИГиГ СО АН СССР, 1971. 18 с.

86. Мехедов В.П. О радиоактивности золы деревьев в районе Тунгусской катастрофы. Дубна: изд. ОИЯИ, 1967.

87. Михайлов А.А. Разгадка Тунгусского метеорита. - Огонек, 1951, № 24, с. 20-21.

88. Некрасов В.И., Емельянов Ю.М. Особенности роста древесной раститель-

ности в районе падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск/ ун-та, 1963, с. 59-72.

89. Некрытов Н.И., Журавлев В.К. Визуальное определение границ вывала. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963, с. 87-93.

90. Ночные светящиеся облака и оптические аномалии, связанные с падением Тунгусского метеорита/Васильев Н.В., Журавлев В.К., Журавлева Р.К. и др. М.: Наука, 1965. 112 с.

91. Плеханов Г.Ф. Предварительные итоги двухлетних работ Комплексной самодеятельной экспедиции по изучению проблемы Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963, с. 3-21.

92. Плеханов Г.Ф. Некоторые итоги работы Комплексной самодеятельной экспедиции по изучению проблемы Тунгусского метеорита. - Метеоритика, 1964, вып. 24, с. 170-176.

93. Плеханов Г.Ф., Васильев Н.В., Демин Д.В. и др. Некоторые итоги изучения проблемы Тунгусского метеорита. - Геол. и геофиз. 1963, № 1, с. 111-122.

94. Плеханов Г.Ф., Ковалевский А.Ф., Журавлев В.К., Васильев Н.В. О геомагнитном эффекте взрыва. Тунгусского метеорита. - Изв. вузов. Физика, 1960, № 2, с. 236-237.

95. Плеханов Г.Ф., Ковалевский А.Ф., Журавлев В.К., Васильев Н.В. О влиянии взрыва Тунгусского метеорита на геомагнитное поле. - Геол. и геофиз., 1961. № 6, с. 94-96.

96. Плеханов Г.Ф., Ковалевский А.Ф., Журавлев В.К., Васильев Н.В. О поляризационном эффекте, вызванном падением Тунгусского метеорита. - Изв. вузов. Физика, 1963, №. 5, с. 177-179.

97. Плеханов Г.Ф., Плеханова Л.Г., Привалов Г.Ф. О мутационных последствиях Тунгусского взрыва 1908 г. - Изв. СО АН СССР, 1968, № 5. Сер. биол.-мед. наук, вып. 1, с. 44-48.

98. Плеханов Г.Ф., Толстых Л.Г., Привалов Г.Ф. О мутационных последствиях Тунгусского взрыва 1908 г. - В кн.: Экспериментальный мутагенез животных, растений и микроорганизмов. Т. П. 1965, с. 60.

99. Покровский Г.И. О возможных механических явлениях при движении метеорных тел. - Метеоритика, 1961, вып. 20, с. 95-102.

100. Покровский Г.И. О возможном варианте взрыва метеорита. - Метеоритика, 1964, вып. 24, с. 108-111.

101. По следам Тунгусской катастрофы/Васильев Н., Демин Д., Ероховсц А. и др. Томск: Томское кн. изд-во, 1960. 160 с.

102. Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963. 214 с. Вып. 2. 1967. 238 с.

103. Проблемы метеоритики. Новосибирск: Наука, 1975. 148 с.

104. Сапронов Н.Л., Соболенко В.М. Некоторые черты геологического строения Куликовского палеовулкана нижнетриасового возраста. - В кн.: Проблемы метеоритики. Новосибирск: Наука, 1975, с. 13-19.

105. Сидорас С.Д., Бояркина А.П. Палеомагнитные исследования в районе падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Современное состояние проблемы Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1971, с. 39.

106. Соляник В.Ф. Метеорит и электрическое поле. - Юный техник, 1959, № 3, с. 64-65.

107. Соляник В.Ф. Тунгусская катастрофа 1908 г. в свете электрической теории метеоритных явлений. - В кн.: Взаимодействие метеоритного вещества с Землей. Новосибирск: Наука, 1980, с. 178-188.

108. Станюкович К.П., Бронштэн В.А. О скорости и энергии Тунгусского метеорита. - Докл. АН СССР, 1961, т. 140, № 3, с. 583-586.

109. Станюкович К.П., Шалимов В.П. О движении метеорных тел в атмосфере Земли. - Метеоритика, 1960, вып. 20, с. 54-71.

110. Сытин В.Л. В Тунгусской тайге. Л., 1929. 56 с.

111. Сытинская Н.Н. К вопросу о траектории Тунгусского метеорита. - Метеоритика, 1955, вып. 13, с. 86-91.

112. Тарасов М.А. Суточная активность птиц как показатель аномального

свечения неба в 1908 г. - В кн.: Вопросы метеоритики. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1976, с. 143-148.

113. Фаст В.Г. Об ударной волне, вызванной Тунгусским метеоритом. - В кн.: Доклады Второй Сибирской конференции по математике и механике. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1962, с. 154.

114. Фаст В.Г. К определению эпицентра взрыва Тунгусского метеорита по характеру вывала леса. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1963, с. 97-104.

115. Фаст В.Г. Статистический анализ параметров Тунгусского вывала. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967, с. 40-61.

116. Фаст В.Г., Баранник А.П., Разин С.А. О поле направлений повала деревьев в районе падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Вопросы метеоритики. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1976, с. 39-52.

117. Фаст В.Г., Бояркина А.П., Бакланов М.В. Разрушения, вызванные ударной волной Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967, с. 62-104.

118. Фаст Н.П. К изучению метеорологических и ионосферных условий появления серебристых облаков в Сибири. - Метеорологические исследования, 1966, № 12, с. 106-110.

119. Фаст Н.П. К изучению глобального характера распределения серебристых облаков. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Вып. 2. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967, с. 232-234.

120. Фаст Н.П., Залевская В.В. О возможном влиянии Тунгусского метеорита на выпадение осадков. - В кн.: Астрономия и геодезия. Вып. 1. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1970, с. 46-51.

121. Фесенков В.Г. Метеоры и метеориты. Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1949, с. 10-13.

122. Фесенков В.Г. О природе комет в условиях падения их на Землю. - Метеоритика, 1961, вып. 21, с. 4-14.

123. Фесенков В.Г. Помутнение атмосферы, произведенное падением Тунгусского метеорита 30 июня 1908 года. - В кн.: Избранные труды. Метеориты и метеорное вещество. М.: Наука, 1978, с. 156-160.

124. Фесенков В.Г. О природе Тунгусского метеорита. - В кн.: Избранные труды. Метеориты и метеорное вещество. М.: Наука, 1978, с. 169-174.

125. Фесенков В.Г. О кометной природе Тунгусского метеорита. - В кн.: Избранные труды. Метеориты и метеорное вещество. М.: Наука, 1978, с. 174-192.

126. Фесенков В.Г. Об условиях падения на Землю комет и метеоритов. - В кн.: Избранные труды. Метеориты и метеорное вещество. М.: Наука, 1978, с. 192-196.

127. Флоренский К.П. Некоторые впечатления о современном состоянии района падения Тунгусского метеорита 1908 г. - Метеоритика, 1955, вып. 12, с. 62-71.

128. Флоренский К.П. Новое в изучении Тунгусского метеорита 1908 г. - Геохимия, 1962, № 2. с. 187-189.

129. Флоренский К.П. Предварительные результаты Тунгусской метеоритной комплексной экспедиции 1961 г. - Метеоритика, 1963, вып. 23, с. 3-29.

130. Флоренский К.П. Проблема космической пыли и современное состояние изучения Тунгусского метеорита. - Геохимия, 1963, № 3, с. 284-296.

131. Флоренский К.П., Вронский Б.И., Емельянов Ю.М. и др. Предварительные результаты работ Тунгусской метеоритной экспедиции 1958 г. - Метеоритика, 1960, вып. 19, с. 103-104.

132. Флоренский К.П., Иванов А.В. О дифференциации вещества метеорных тел в атмосфере Земли. - Метеоритика, 1970, вып. 30, с. 104-113.

133. Флоренский К.П., Иванов А.В., Ильин Н.П. и др. Химический состав космических шариков из района Тунгусской катастрофы и некоторые вопросы дифференциации веществ космических тел. - Геохимия, 1968, № 10, с. 1163-1173.

134. Флоренский К.П., Иванов А.В., Кирова О.А., Заславская Н.И. Фазовый состав мелкодисперсного внеземного вещества из района Тунгусской катастрофы. - Геохимия, 1968, № 10, с. 11741182.

135. Флоренский К.П., Иванов А.В., Козлов А.Н. Методика выделения космической пыли из земного материала. - Метеоритика, 1970, вып. 30, с. 138-144.

136. Цветков В.И., Бояркина А.П. Результаты опроса новых очевидцев падения Тунгусского метеорита 1908 г. - В кн.: Метеорная материя в атмосфере Земли. М.: Наука, 1966, с. 81-92.

137. Цикулин М.А. Ударные волны при движении в атмосфере крупных метеоритных тел. М.: Наука, 1969. 86 с.

138. Явнель А.А. Метеоритное вещество с места падения Тунгусского метеорита. - Астроном, журнал, 1957, т. 34, № 5, с. 794-796.

139. Явнель А.А. О составе Тунгусского метеорита. - Геохимия, 1957, № 6, с. 553-556.

140. Cowan С., Atluri С.R., Libby W.F. Possible antimatter content of the Tun-guska meteor of 1908. - Nature, 1965, v. 206, № 4986, p. 861-865.

141. La Paz L. The energy od the Podkammenaya Tunguska. Syberia, Meteorite-fall. - In: Popular Astronomie, 1948, v. 56, p. 330-331.

142. Vasil'ev N.V., Fast N.P. On connections of mesospheric clouds with some geophysical phenomena. - In: Report of Proceed. XY General Assambly, Moscow, July - August 1975. Jamap Publication, Toronto, 1972, № 15,. p. 241.

143. Vasil'ev N.V., Fast N.P. Anomalous optical phenomena caused by Tungus meteorite fall. - Gerlands Beitr. Geophys., Leipzig, 1972, v. 82, № 6, p. 433-438.

144. Whipple F.I.W. On phenomena related to the Great Siberian meteor. - Quart. J. of the Royal Meteorolog. Soc., 1934, v. 60, p. 505.


Материал: http://www.hodka.net/bib.php

========