Главная Карта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Наше Наследие Исследователи природы Полевые рецепты Архитектура Космос Все реки
Библиотека | Статьи

Эрлих Э.Н.


Закономерности пространственной локализации тектонической и магматической активности
На пути к созданию общей геодинамической модели тектонической и магматической активности


Я уже писал о том, что самой актуальной задачей наук о Земле является создание единой геодинамической модели структурообразования и магматизма [ Erlich , Kuzmin , 2013].


Важнейшим итогом создания этой модели должно явиться осознание закономерностей распределения тектоническрй активности и магматизма во времени и пространстве. Закономерности распределения активности во времени были в общей форме сформулированы Хансом Штилле в его каноне[ Stille ,1923, 1965].


Познание закономерностей пространственной локализации тектонической и магматической активности не могло быть достигнуто вплоть до времени, когда хотя бы в общих чертах было описано геологическое строение значительной части нашей планеты. Однако, попытки подойти к их пониманию делались опережая накопление эмпирических данных. Основой их всегда было ообщение мировых данных о разломной тектонике. Пожалуй в наиболее полной форме этот подход был осуществлен в работе И. И. Чебаненко [ Chebanenko , 1963]. Для севера Сибирской платформы такого родв обобщение выполнено С. В. Беловым и его соавторами [ Belov et al .,2008]. Важнейшим требованием к обобщениям такого рода является их строгая объективность. Важнейшим итогом создания единой геодинамической модели образования мобильных тектонических поясов и магматизма представляется осознание закономерностей распределения во времени и пространстве областей тектонической и магматической активности. Закономерности распределения активности во времени были в общей форме осуществлены Хансом Штилле в его «каноне»[ Stille , 1923, 1965]. Следует подчеркнуть, что канон был основан на данных биостратиграфии. Точность его датировок составляла 10-20 млн. лет. По существу, он был не более чем гениальной догадкой. С появлением методов радиометрического датирования он был блестяще подтвержден [ Gastil , 1960, Rubinstein , 1967] и точность его датировок стала соответствовать новым методам датирования - около 1 млн. лет. Общий обзор истории канона см. в [ Erlich , 2010].


Написание истории открытия месторождений шло у меня на фоне необходимости отметить 150-летний юбилей К. И. Богдановича. Основатель российской школы геологов-специалистов в области геологии месторождений полезных ископаемых был начисто забыт благодаря организованному сверху заговору молчания. Его имя было предано забвению. Мы на Камчатке знали о нем лишь по его отчету об Охотско-Камчатской экспедиции прямо по следам которой мы работали в Срединном хребте. Да и что там рассказывать о нем, ведь он во-первых поляк (чего самого по себе было бы достаточно, чтобы забыть о нем), да к тому же эмигрант. Я прямо-таки считал своим долгом воздать должное его памяти. И этого мало – он был из когорты тех гигантов, которые проводили геологические исследования вдоль трассы Транссибирской железной дороги. В. А. Обручев – другой член той же когорты гигантов, я абсолютно уверен, был совершенно не в курсе этой истории. Он был слишком занят выполнением прямо висящих на нем задач и выполнил их блестяще.


В истории открытия кимберлитов Сибири меня занимала не столько романтическая история открытия первой трубки, Зарницы, молодой девушкой Ларисой Попугаевой, как роль, которую играла в этой истории Амакинская экспедиция. Сейчас руководство экспедиции делает все возможное, чтобы прикрыть свои действия модными в стиле А. И. Солженицына разговорами о «покаянии» и «примирении», чтобы утвердить приоритет Амакинки в открытии алмазных месторождений Сибири, доказательство того, что она не зря получала монопольные права на транспортировку и снабжение огромных районов Сибири.


Покаянием тут даже и не пахнет. Лучший тому пример присвоение первоотрывательства трубки Мир полностью повторяющий историю открытия трубки Зарница. Только фамилия первооткрывателя изменилась. Была Попугаева, стала Кинд. Но разве это важно, когда речь идет о престиже Организации? Да и о каком “примерении” с ворьем может вообще идти речь


Да и подумаешь, о чем собственно шла речь - получить подпись Попугаевой на заявлении о переходе в Амакинку, датированном началом полевого сезона, то есть временем до открытия Зарницы, или запрете визитов Н. Н. Сарсадских на открытые к тому времени трубки! О том, что это прямое воровство и вполне лагерные методы действий никто и не думал. Недаром история открытия Зарницы была дословно повторена руководством Амакинки в отошении открытия трубки Мир [ Baskina . 2001].


Я в буквальном смысле слова только что не «рыл землю носом», чтобы рассказать эту драматическую историю на обоих языках. Пользуюсь случаем прямо сказать здесь, что перевод статьи об истории открытия алмазов Сибири был сделан моим большим другом доктором Ф. Барнардом, им же было предложено и заглавие ее «Алмаз во льду» [ Erlich , and Slonimsky , 1986] . Текст был был представлен Аляскинской ассоциации горняков владелицей минеральных прав на площадь, где располагались первые на Аляске выходы кимберлитов (к стыду моему я забыл ее имя). Параллельно я послал эту статью на русском языке в издаваемый в ФРГ журнал «Страна и мир», где она впервые и вышла в свет, а позднее она же под другим названием и с другим уклоном была опубликована в журнале «Звезда» [ Erlich , 19 , 2006].


Надо ли говорить, что во всех случаях статья от первой до последней строчки была написана лично мной. Я поставил в соавторы одного из ранних ее вариантов Г. А. Слонимского, поскольку я привык к тому, чтобы до написания обсуждать статью в устных разговорах и заодно чтобы оказать поддержку Гене [ Erlich , and Slonimsky , 1986] .


Приводимая ниже схема разломной тектоники севера Сибирской платформы [ Belov et al .,2008] наглядно иллюстрирует, что само по себе нанесение разломов на карту не решает проблемы. Нужна приоритизация их, выделение разломов разных порядков и единой геологической природы. Только это может привести к познанию геодинамики образования тектонически-мобильных поясов и магматизма. Авторы цитированной выше успешно выполнили эту работу. Более того, они включили в рассмотрение данные по Западно-Сибирской низменности и показали единство процессов вулканизма в ее пределах и на Сибирской платформе. Геофизические данные позволили говорить о том, что примерно по центру Западно-Сибирской низменности располагается меридианально-вытянутая линейная зона геофизических аномалий того же типа, что характерны и для предполагаемых зон рифейских авлакогенов на Сибирской платформе и расположена она на расстоянии тех же 400 км от ближайшей к ней с востока Енисейской зоны разломов. Потребовалась работа Б. Р. Шпунта [ Shpount , 1987] выделившего меридианальные зоны рифейских авлакогены как зоны глубнных разломов првого порядка.


Познание закономерностей пространственной локализации не могло быть достигнуто вплоть до времени, когда хотя бы в общей форме было познано геологическое строение планеты. Однако попытики осознать их делались с опережением на основе существующих эмпирических данных.


Инверсия авлакогенов судя по данным, полученным в Уджинском районе, имеет место в вендское время. Здесь вендская томторская свита с резким угловым несогласием перекрывает горст-антиклинальную структуру, созданную на месте рифейского авлакогена. Резко изменяется и литология толщ. На месте рифейских толщ сложенных рифовыми карбонатными толщами и базальтовыми вулканитами, накапливается терригенная аркозовая томторская свита. В Маймеча-Котуйской провинции инверсии не наблюдается вообще.


Особенно значительным шагом вперед явились исследования Б.Л. Личкова [ Lychkov ,1965, 1965 a ], уподобившим шар нашей планеты кристаллической форме. По всей видимости наиболее близкой к подобной форме является додекаедрон. Об этом говорит следующая статья этого замечательного исследователя, написанная в соавторстве с крупнейшим российским кристаллографом И. И. Шафрановским [ Lychkov , Shafranovsky , 1958], отметившая единство угловых величин в геологии, кристаллографии и геодинамике. Тем самым открылся путь к объяснению физической основы закономерностей пространственной локализации районов повышенной тектонической активности. Со своей стороны могу добавить, что эта гипотеза объясняет генезис планетарной регматической системы разломов. Меридиональные зоны глубинных разломов по этой схеме играют роль ребер предполагаемого кристалла, в роли которого выступает наша Земля. По этим зонам передается напряжение направленное к экватору - в северном полушарии на юг, в южном - на север. Разнонаправленное давление вдоль двух кулисообразно-смещенных меридональных разломов первого порядка – Урала и Восточно-Индийского подводного хребта дает ответ на казалось бы наивный вопрос – почему Памир расположен там, где он находится. Речь идет, естественно, не обо всем Памире, а о сложнейшей зоне смятия западного Памира.


Надо было иметь мышление выдающегося кристаллографа, каким и был И. И. Шафрановский, чтобы представить Земной шар, как предел эволюции кристаллографических форм от гексаэдрона через октаэдрон к додекаэдрону. Ребра этих переходных форм выступают как основа локализации наиболее глубинных разломов.


Наличие и даже преобладание горизонтальных смещений на платформах, ставшее очевидным в ходе геологических съемок масштаба 1:200,000, сегодня стало общим местом. Но даже на этом фоне данные о горизонтальных смещениях по простиранию авлакогенов поражают своей масштабностью. Вдоль западного ограничения Уджинской горст-антиклинали проходит так называемый Чымаара-Джелиндинский разлом, имеющий то же меридианальное простирание, что и горст-антиклиналь. Вдоль него контур выходов нижнекембрийских толщ смещается более чем на 10 км в направлении на юг. Смещение это прекрасно видно на любой, даже самой мелкомасштабной, геологической карте. Масштаб горизонтального смещения вдоль этого разлома настолько значителен, что он на порядок превышает горизонтальные смещения, фикируемые по данным геологической съемки масштаба 1:200,000. Это подтверждает гипотезу о том, что смещение по простиранию авлакогенов, предположительно отражающее оползание на юг блоков платформы под действием вращения Земли [ Erlich , 2018], генерирует вращательные движения в теле платформы.


Я хорошо понимаю насколько непривычной и спорной является гипотеза о вращении центральной кольцевой структуры. Мне, однако, показалось показательным, что сходную модель предложил и А. В. Толстов [ Tolstov , 2011]. Она не была изложена им словесно, но приводимый и цитируемый ниже рисунок говорит сам за себя.


Наличие порфировых выделений граната свидетельствует о повышении давления в зоне минералообразования по крайней мере до значений, характерных для гранатовой фации. Локализация кимберлитов в связи с этими зонами прямо говорит о давлении, соответствующем уже алмазной фации.


Благодарность


Первые слова благодарности я обращаю к моей дорогой жене Розе. Я начал свою профессиональную деятельность одновременно с нашей женитьбой и кончаю её на шестьдесят втором году нашей совместной жизни. В течение всего этого времени мы делили все её трудности и Роза была незаменимой поддержкой и опорой, в полном смысле слова «лучшей моей половиной». Мне поразительно повезло, что она нашла меня в том далеком 1957ом году и прошла со мной эту жизнь такой, какой она была.


Я никогда бы не смог без нее сделать эту работу, полноправным соавтором которой она является. Она провела стилистическую ее правку, убрала многочисленные повторы, выправила ее орфографию и пунктуацию.


Я пользуюсь этой работой, чтобы выразить свою глубокую признательность замечательному советскому тектонисту Л. И. Красному за оказанное мне доверие. Он включил меня, по сути молодого специалиста, в редколлегию впервые в истории создаваемой геологической карты Тихого океана и стран его обрамления масштаба 1:10 000 000 ( Krasny , 19 ) и, более того, доверил мне ответственность за составление части карты, касающейся молодого вулканизма. После этого он привлек меня к составлению части Геологического словаря, касающейся вулкано-тектонических струкутур ( Krasny and Erlich , 1973) – высокая честь и ответственность давать стандарт определений для использования всеми геологами страны. Хочу надеяться, что я оправдал доверие Льва Исааковича.


Л. Я. Харитонова – наш техник-геофизик в последние годы нашей работы на Томторе оказала бесценную помощь оперативно давая мне доступ к русскоязычным исследовательским работам последнего времени. Я особо признателен ей за присылку мне моего снимка той поры, 1974 года (фиг. 6 настоящей работы), вернувший мне зрительную память тех лет.


Мое признание пришло с совершенно неожиданной стороны. В 1966 году мне удалось поучаствовать в Тихоокеанском конгрессе в Токио. Там я познакомился с лидером японских вулканологов профессором М. Минато и он после короткой беседы сделал мне два предложения: 1. председательствовать на одном из заседаний конгресса. За это была положена плата в валюте. 2. Но главное – он предложил мне представить на базе моего доклада на конгрессе (тезисы были опубликованы) статью в только что созданный новый международный геологический журнал Pacific Geology . Это было совершенной неожиданностью для меня и большой честью. Чистой воды акт личного признания моей работы со стороны профессора М. Минато. Примерно в это время под его редакцией вышла капитальная монография [ Minato , Gorai , Hunahashi , eds ., 1965) ставшая основой совресменных представлений об островных дугах.


Я только-только кончил Ленинградский Горный (1957 год) и защитил кандидатскую диссертацию (1962 год), был самым молодым членом советской делегации.


Здесь самое место чтобы рассказать о моих контактах с зарубежными учеными. Общее для всех нас поразительное отсутствие знания английского (это после 15 лет обучения ему – 10 лет в школе и 5 лет в Институте) и свободная манера держаться с иностранцами имели огромное значение для меня. Здесь надо иметь в виду что наши зарубежные коллеги проявляли огромный интерес к советским данным и были счастливы узнать, что их советские коллеги «не имеют рогов и копыт».


Самым престижным и значимым для меня было признание проф. М. Минато, общепризнанного лидера японских вулканологов. Значимость его для меня подчеркивалась во-первых тем, что профессор Минато не был официальным лицом IAVCEI . Он предложил мне быть председателем одного из заседаний Тихоокеанского конгресса. Это, помимо всего прочего, вдвое увеличило объем полученной мной валюты. Более того, м самое главное, он обратился ко мне с просьбой представить мой доклад для публикации в первом номере только что основанного международного геологического журнала Pacific Geology . В первых номерах обычно публикуют статьи, отражающие предполагаемый профиль журнала.


Вторым по значимости был мой доклад – экскурсия по выставке, посвященной кислому вулканизму Камчатки, сделанная специально для тогдашнего генерального секретаря IAVCEI профессора П. Эврара. Он пришел со «своей командой» лучшими специалистами по вулканической геологии Италии и Франции, так-что это стало специальным «для европейской элиты» заседанием Генеральной Ассамблеи МГГК. За чем последовало письмо в дирекцию Института вулканологии с просьбой подготовить специальный выпуск Bulletin Volcanologique , посвященный Камчатке [ Erlich , Gorshkov , eds ., 1979]. Насколько велик был интерес к советским геологическим материалам свидетельствует то, что письмо с предложением публикации посвященного Камчатке специального выпуска Bulletin Volcanologique рассматривается как наиболее значимое из его деяний на посту генерального секретаря IAVCEI .


И, когда я собрался эмигрировать в США, возможно решающую роль в том, как меня приняли, сыграло рекомендательное письмо, написанное выдающимся итальянским вулканологом Энсо Локарди на имя тогдашнего директора геологической службы США. Оно дало мне год обеспеченного существования на новой родине и возможность вжиться в новую обстановку.


Кроме того, когда я уже вышел на пенсию в Институт пришло письмо от легенды мировой вулканологии Гаруна Тазиева, предлагавшего мне участие в его экспедиции в Африку на действующий вулкан Нирагонго с гарантией оплаты моего участия экспедицией. Только идиотическая (иначе не скажешь) ревность нового директора Института С. А. Федотова лишила меня возможности участия в этой экспедиции.


Основная литература


Anderson, Raymond R. (25 November 2014). "Introduction to the Midcontinental Rift" . Iowa Department of Natural Resources Geological Survey;


Baskina V. A., 2001, About geologist Nataliya Kind, Priroda, №6, (in Russian);


Belov S. V., A.V. Lapin, A. V. Tolstov, A. A. Frolov, 2008, Minerageny of platform’s magmatism/ trapps, carbonatites, kimberlites. Novosibirsk, Publishing house of Siberian division Academy of Russian Academy of Science, 537 p. (in Russian);


Erlich E. N., 2012, Sketches of geology and geodynamics of island arcs https://sites.google.com/site/vulkaniceskaageologia/home/ocerki-ostrovnyh-dug (in Russian);


Erlich E. N., 2009, Genetic model of caldera Uzon formation a href="http://sites.google.com/site/geyzeruzon/kaldera-uzona/geneticheskaya-model">http://sites.google.com/site/geyzeruzon/kaldera-uzona/geneticheskaya-model (in Russian);


Erlich E. N., 2009a, Silicic volcanism, growth of granitic layer of the crust, hydrothermal process and ore formation. . https://sites.google.com/site/erlihedvardtrudy/home/kislyj-vulkanizm-rost-granitnogo-sloa-zemli-gidrotermalnyj-process-i-rudoobrazovanie (in Russian);


Erlich E., V. I. Belousov, 2012, Problems of actualizm in modern geotectonics. (in Russian); Erlich E. N., 2010, Stille canon and magmatic geology, “Izvestiya of the Upper learning Institutions, geology and exploration № 2, pp.1-14 (in Russian);


Erlich E. N., 2009a, Silicic volcanism, growth of granitic layer of the crust, hydrothermal process and ore formation. https://sites.google.com/site/erlihedvardtrudy/home/kislyj-vulkanizm-rost-granitnogo-sloa-zemli-gidrotermalnyj-process-i-rudoobrazovanie (in Russian);


Erlich E.I., Yu. D. Kuzmin, 2013, De rerum natura and great Theory. repo.kscnet ru/2706/1/Ehrlich_Kuzmin2pdf;


Erlich E., V. I. Belousov, 2012, Problems of actualizm in modern geotectonics. (in Russian);


Erlich, E. I., and Slonimsky, G. A., 1986, Diamonds in the ice (untold story of the exploration for Siberian diamonds), Trans. of VIII Alaska Placer Mining Conf., Fairbanks, Alaska:p. 13‑22;


Gastil G., I960, The distribution of mineral dates in time and space // Amer. Jour. Sci. I960. V. 258. P. 1-14;


Gi11u1 у J. 1949, Distribution of mountain building in geological time // Geol. Soc. America Bull., V. 60.N 4.P. 561-590. К am о S.L., Czamanske G.K., AmeIin A., Davis D.W., Trofimov R., 2003, Rapid eruption of Siberian flood-volcanic rocks and evidence for coincidence with the Permian-Triassic boundary // Earth Planet. Sci. Lett. 2003. V. 214. P. 75-91 .


Shpount B. R., 1987, Late PreCambian riftogenesis within the Siberian platform// Published by Yakutian Filial Academy of Science USSR, Yakutsk, 140 p. (in Russian);


Katterfeld G. N., 1962, Face of the Earth and its origin. Moscow, Geographgiz, 152 p. (in Russian);


Lychkov B.L., 1965a, To the basis of Earth’s modern theory. Published by Leningrad University (in Russian);


Lychkov B.L.,Shafranovsky I. I., 1958, Coincidence of angular values in geology, crystallography and geodynamics (in Russian);


Minato, M., Gorai, M. and Hunahashi, M. eds., 1965, The geological development of the Japanese Islands. Tokyo, Tsukiji Shokan.


Rubinstein M. M., 1967, Orogenic phases and folding periods in the light of absolute geochronology data. Geotectonics, № 2, pp. 35—49. (in Russian)


Shpount B. R., 1987, Late PreCambian riftogenesis within the  Siberian  platform// Published by Yakutian Filial Academy of Science USSR, Yakutsk, 140 p. (in Russian);


Shpount B. R., E. A. Shamshina, F. F. Brachfogel, I. B. Romanov, 1991, Composition and petrochemical specific features of alkaline-ultramafic rocks of the Udjinsky uplift. Izvestiya Academy of Science Russian Academy of science, ser. geol., #8, pp. 68-80 (in Russian);


Tolstov A. V., 2011, Tomtor greatest among “rare”. Science firsthand, №6 (48), pp. 68-79 (in Russian);




Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий