|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Статьи

Информация с деформацией

В.Н. Комлев, инженер-физик


Трудно «вешать лапшу на уши» вдумчивому человеку. Но Росатом преодолевает трудности…


Мне Ф.В. Марьясовым (сопредседатель общественной организации «Природа Сибири», Красноярск) было предложено прокомментировать письмо Росатома № 1-2/906 от 13.01.17, в котором руководитель Дирекции по государственной политике в области обращения РАО, ОЯТ и ВЭ ЯРОО О.В. Крюков ответил на обращения граждан, озабоченных проблемой создания вблизи Красноярска федерального могильника. Приношу свои извинения за большое количество ссылок, но это, к сожалению, вынужденная мера. Так как в рассматриваемом письме из Росатома упрёки в отсутствии ссылок и слова «голословность» и «не соответствует действительности» являются любимыми. Объективности ради, перед прочтением этой статьи, настоятельно рекомендую ознакомиться с самим письмом (ссылка), которое и послужило причиной для этой публикации. Заголовки абзацев - это обобщённые мной тезисы, содержащиеся в ответе г-на Крюкова, которые будут прокомментированы.


О системе физической защиты. Вряд ли государственный орган уполномочен подтвердить для миллиона лет безопасность могильника путем проверки существующих систем защиты.


О будущем международном статусе могильника. В планах Росатома выход на международный рынок с помощью могильника в Железногорске неоднократно обозначен (последний пример, ссылка).


О деятельности по созданию объекта захоронения. Подмена смысла. Беспокойство связано не с необходимостью захоронения, а с вопросами «где?» и «как?».


О размещении РАО в Нижне-Канском скальном массиве. Вновь подмена (в ответе на с. 2, 3 и 4 используют три разных наименования - запутались). Нижне-Канский скальный массив – корпоративно-филологический фокус Росатома. В природе существует Нижнеканский гранитоидный массив. Но участок «Енисейский» ему не принадлежит, а входит в состав Атамановского кряжа Саян. В «Материалах обоснования лицензии…» (2015, том 2, с. 21, 27) прямо противопоставлены два массива. Пора бы уже с этим «раздвоением сознания» разобраться (см. также ссылка).


О молчании специалистов Радиевого института. Оставим это на совести специалистов института, напрямую зависящего от Росатома. Хотя в своей публикации (Результаты поисковых и научно-исследовательских работ по выбору площадок для подземной изоляции ВАО и ОЯТ на Нижнеканском массиве гранитоидов (Южно-Енисейский кряж) / Е. Б. Андерсон и др. // Труды Радиевого института им. В.Г. Хлопина, т. ХI, 2006, с. 55), посвящённой результатам поиска площадки под будущий могильник, специалисты не молчат и указывают как на возможность «катастрофических последствий» (вследствие неучтённых дестабилизирующих процессов), так и на «угрозу несанкционированного вмешательства (терроризма)».


О задаче снижения существующих рисков. Г-ном Крюковым противоречиво выделены разные приоритеты для решения задачи. Первая трактовка ключевого фактора – территориальная связь с инфраструктурой Росатома (с. 3). Вторая – геологические характеристики пород (с. 4). Ссылки на регламентирующие тот или иной приоритет документы отсутствуют. С другой стороны, Росатомом разработано правило «3 условий» для размещения мест захоронения. Такие места выбираются исходя: из сиюминутной экономики, максимального приближения к источникам РАО, при пригодности геологических характеристик (ссылка). По обнародованному факту, геологических исследований по выбору площадок Росатом, кроме как в местах своего присутствия, не проводил («Материалы…», том 2, с. 14).


О длительности процесса выбора площадки. Кое-где он начался раньше 80-х годов прошлого века. В США и ФРГ, например, в 50-х – 60-х. Отчего бы процессы в целом в разных странах не сравнить? Может быть, потому, что появилась бы мысль: «А верной ли дорогой идем?». Так как явно обнаружились бы существенные различия в методологических подходах, затратах и результатах. Есть и исследования Минатома по Кольскому полуострову, Новой Земле, Краснокаменску, Озерску. Нет сравнений вообще и с тамошними планировавшимися площадками. Ни у г-на Крюкова, ни в «Материалах…». Много-много лет работали по отечественным площадкам и нет материалов, которые можно было бы показать в сравнении с материалами по Железногорску и для обоснования наилучшего качества последних? Четыре строки письма об отрицательном заключении по площадке ПО «Маяк» (с. 3) не удовлетворяют. Ранее Минатом имел положительное заключение (ссылка).


О времени работ на участке «Енисейский». С 01.04.2015 ФГУП «НО РАО» получено «право пользования недрами Енисейского участка для геологического изучения…» (ссылка). На каких основаниях выполнялись работы раньше? Что сделало ФГУП «НО РАО»? Законно ли представление предыдущих материалов на экспертизы, обсуждения, в правительство от имени ФГУП «НО РАО» как ответственного исполнителя? Успели ли специалисты толково освоить эти материалы? Они ведь и право работать (сначала) оформляли, и (затем) «курс молодого бойца» (ссылка) проходили совсем недавно.


О 20 глубоких скважинах (500-700 м) на участке «Енисейский». Согласно классификации буровых скважин по глубине (ссылка), скважины делят на мелкие (до 500 м), средние (500-1500 м), глубокие (1500-2500 м) и сверхглубокие (более 2500 м). Или - глубокого (3-7 км) и сверхглубокого (более 7 км) научного бурения (ссылка). Ни одной глубокой скважины на участке нет. Кроме того, в «Материалах…» (т. 2, с. 19) приведены другие данные по количеству: 10 скважин глубиной по 700 м и 4 скважины по 200 м. Поэтому пока допустимо рассуждать только о статусе мелких скважин. Возможно, после ознакомления с детальными материалами по скважинам, некоторые скважины могут быть переведены в более «почетную» категорию средних.


О пристраивании могильника к ГХК. Иначе относительно имитации выбора площадки не скажешь. Ориентация на могильники при ядерных комбинатах – атрибут прошлого. По проекту NUCRUS 95410 для нужд Европейского Севера РФ оценили всю территорию Мурманской и Архангельской областей и арктические острова. Тысячи глубоких скважин и десяток рудников, например, Норникеля в регионах присутствия Росатома, по документации и натуре которых можно было поискать площадку, - проигнорированный ресурс. По 12 скважинам глубиной 1-1,2 км в СССР было принято положительное заключение по одной из площадок ПО «Маяк» (ссылка). Росатом же, спеша, решительно указал на «Енисейский», когда там была из «приличных» всего одна скважина (ссылка).


О подтверждении правильного выбора площадки опытом подземного комплекса ГХК. Чем горно-геологические условия подземки ГХК менее благоприятны (как написано в письме)? Где опубликовано сравнение данных по действующему и проектируемому объектам? Зачем нужен второй могильник на площадке ГХК, если в «горе» уже сейчас захоронены ВАО и ГХК перепрофилируют?


О перечислении выводов, достижений и гарантий без предоставления фактических данных. Ни у г-на Крюкова, ни в «Материалах…» нет описания разведочных скважин и полного комплекта исходных материалов по ним. Скважины – критерий истины в геологоразведке при суждениях о эксплуатационном блоке (водоприток в камеры РАО - более 0,1 куб. м/сут, «Материалы…» том 1, с. 89) и, что не менее важно, о его окружении – соседних породах. За «миллион лет» могильник после консервации затопит. Не приведены данные наблюдений за породами подземного комплекса ГХК при его эксплуатации. Расточительно широко не обсуждать столь важные исследования при обосновании безопасности ядерного объекта в геологическом масштабе времени.


О более содержательном обосновании мероприятий по захоронению РАО. Актуально. Особенно мероприятий за счет государственного бюджета.


Вывод


Анализ выявил голословность, оторванность от действительности, недопонимание прошлого и пренебрежение будущим в ответе г-на Крюкова, который не убеждает в безопасности планов, а укрепляет сомнения. Пока эти «принципы» Росатома не будут устранены, вряд ли нужны многотомные фолианты сегодняшнего исполнения, «раскручивающие» «уникальную» площадку без сравнения с лучшими мировыми и альтернативными российскими образцами. Дальнейшие документы Росатома по могильнику в Железногорске должны иметь признаки безупречного профессионализма. И честности. Ведь как сказал П.М. Гаврилов, гендиректор ГХК: «… в атомной отрасли честность - это основа безопасности» («Комсомольская правда, Красноярск», 28.12.16).


Дополнение


Манипулирование информацией по Железногорску есть, к сожалению, не частный случай, а общая методология (хотя, скорей всего, и без злого умысла) представить плохонькую в целом систему захоронения РАО в России как хорошую. Присуще оно издавна и другим странам, приводя к законодательному пересмотру систем (ссылка; ссылка). В связи с этим и для того, чтобы не создавать впечатление закоренелого недруга Росатома, более широко обозначу мою позицию по теме:


1. Ядерную энергетику необходимо развивать, а советский Атомный проект является величайшим делом.


2. Все радиоактивные отходы должны быть захоронены, консервация «особых отходов» – временная мера.


3. Могильники типа Новоуральского, Озерского и Северского, как и по варианту «захоронение на месте», содержащие твердые САО с изотопами урана, плутония, америция и радиоактивный графит, оставлять на поверхности, подвергая население опасности и дискредитируя ядерную отрасль, на проектные триста лет нельзя. Дальнейшее системное создание таких «технологических чудес» укрепит в обществе радикальные антиядерные настроения. На Урале и в других регионах достаточно отработавших горных выработок, в которые возможно встроить применяемые траншейные РАО-модули и перевести могильники в категорию надежных подземных, не снижая суммарно «бюджетной эффективности предприятия».


4. Могильники ВАО на берегу Енисея в Железногорске (в подземном комплексе ГХК и планируемый отдельный) слабо обоснованы (как порознь, так и во взаимосвязи) и навечно подрывают безопасность России. Твердые ВАО должны размещаться по периметру страны, под землей, в районах с хорошо изученными недрами на базе инфраструктуры горнорудных предприятий (Печенга, Таймыр, Краснокаменск…).


Благодарю Ф.В. Марьясова за инициирование статьи и помощь при ее подготовке.


========