|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Статьи

Короли и коммунисты Гималаев



Символика маоистов Непала. se_boy, 2008 год


ОТ РЕДАКЦИИ: 20 лет назад, 13 февраля 1996 года, маоисты Непала начали гражданскую войну «против королевской власти, феодализма и кастовой системы». Со временем им удалось добиться своих целей и прийти к власти. Об удивительном феномене успеха левых радикалов в наше время рассказывает путешественник по странам Южной Азии, se_boy.


Чем больше узнаешь о Непале, Тибете, Китае и Индии, тем интереснее становится. На свет божий, словно из сундука на чердаке, извлекаются старые вещи — одна за другой, и даже не знаешь, как относиться к ним: то ли это хлам прабабушек, который уже никому не нужен, то ли раритет, который лучше отряхнуть от пыли и поставить на видное место...


В 2008 году в Непале свергли короля, и страна из королевства стала республикой. К власти пришли маоисты, которые несколькими годами ранее развязали гражданскую войну. Они согласились сложить оружие в обмен на места в правительстве и парламенте, то есть на признание их официальной политической силой.


Эта сила вскоре и отстранила короля от престола. Сразу после свержения монархии наблюдалась эйфория — даже в высокогорье политически неграмотные местные жители обсуждали политику взахлеб, просматривая редкие газеты. Общее настроение было такое, что новая власть лучше, чем король, и что маоисты молодцы.


Во время моей второй поездки в Непал осенью 2008 года, то есть когда он уже стал республикой, появилось ощущение, что эйфория пошла на убыль — теперь непальцы о маоистах отзывались уже с большей осторожностью и меньшим восторгом. Наиболее оптимистически настроенные граждане говорили, что «надо дать им время, пусть себя покажут» и «без ошибок никто не может работать, особенно новая власть». Но вместе с тем на словах и даже в периодике кое-где проскакивало откровенное недовольство и даже фраза «реставрация монархии».


Упираясь взглядом почти повсеместно в знакомую с пеленок символику, которая особенно дико смотрится наряду с буддами, горами, индуистскими божествами, в том числе живыми, и священными коровами, можно было прикинуть, что произойдет дальше. В 1917 году в одной небезызвестной стране тоже была эйфория, затем началась гражданская война с последующими экспериментами по коллективизации и т.д. Через 70 лет эксперименты закончились, и последствия расхлебываются до сих пор.



В штабе маоистов Непала. se_boy, 2008 год


Коммунизм в той или иной вариации, впрочем, как и любая агрессивная идеология, ничем хорошим ни для кого не кончился: Пол Пот наполнял черепами сараи в Камбодже, Мао Цзэдун уничтожил культуру Китая и Тибета и погубил, по самым скромным подсчетам, 30 миллионов китайцев, Северная Корея до сих пор строит светлое будущее, отстав от остального мира на десятки лет, а от Фиделя Кастро люди ухитряются уплывать на материк даже на холодильниках (это, кстати, реальный факт).


Непал наступил на те же грабли, только, возможно, в более легкой форме.


В очередном — октябрьском — номере Nepali Times попалась статья, в которой говорилось, что продолжающаяся реорганизация непальской армии — королевскую армию объединяли с маоистской — пройдет по справедливости, и ни один из военных не потеряет свое место. Было очевидно, что сделать безболезненно это вряд ли удастся, равно как и то, что маоистская партия, существовавшая все время в подполье, вряд ли в состоянии адекватно управлять страной, став у руля. Маоисты просто привыкли жить исподтишка и в постоянной оппозиции.


Осторожно подкидывая в разговорах с непальцами (разговаривать удавалось с носильщиками, хозяевами лавок, держателями гестхаузов и т.д.) эти соображения как возможный вариант развития событий, я натыкался либо на полное непонимание, либо на понимание, которое компенсировалось оптимизмом и верой в светлое будущее. Однако объединение армий попахивало новой гражданской войной, и, как оказалось, кризис власти маоистов случился именно на военной почве.


В мае 2009 года глава непальских маоистов и по совместительству премьер Непала товарищ Прачанда подал в отставку из-за того, что возглавляемому им правительству не удалось назначить нового главнокомандующего непальской армией (эту инициативу заблокировал президент Непала), и маоисты перешли в оппозицию. Прачанда хотел снять действующего главнокомандующего, так как тот отказался включить около 19 тысяч бывших повстанцев-маоистов в состав регулярной армии.


В третий мой приезд в страну на глаза стали попадаться довольно однозначные вещи, показывающие, что розовые очки, через которые непальцы смотрели на маоистов, если не снялись окончательно, то это может произойти в ближайшем будущем.


«Китай — это плохо»



Граффити в Катманду. se_boy, 2008 год


Рисунок на стене одного из домов в гетто Катманду. Вверху слева не кровь, а пятно краски. На стене видны остатки надписи на непали маоистского толка — эти ребята сильно злоупотребляли красным, рисуя лозунги. Надпись стерли, причем пришлось постараться, чтобы вымарать ее со штукатурки, и поверх нарисовали перечеркнутый серп и молот.


Непальские маоисты — очень интересное явление. Изначально они вроде бы не имели никакого отношения к Мао и Китаю. Когда движение только появилось в Непале и самоназвалось маоистами, официальный Пекин даже выразил возмущение и попенял им, что упоминать всуе и тем более присваивать себе имя великого кормчего нехорошо.


По всей видимости, китайцы поначалу побаивались непальских маоистов, поскольку... было не очень понятно, во что все это выльется, а получить нестабильную ситуацию в стране, граничащей с не менее нестабильным Тибетом, Пекину явно было ни к чему, ибо ранее трансграничные прецеденты имели место и оставили по себе большую память.


С другой стороны, не стоит забывать, что китайцы оказывали значительную помощь вооруженным сепаратистам в Индии из племен нага и мизо с целью дестабилизации обстановки в стране. В 1970-1980 годах лидеры этих движений жили в Пекине, а боевики проходили военную подготовку в Китае.


В общем, тут сам черт ногу сломит. Логично ведь и то, что обрести союзника в виде маоистов в Непале, то есть фактически под боком у Индии, для китайцев весьма неплохо. А маоисты после прихода к власти начали с Китаем заигрывать. К примеру, все тот же товарищ Прачанда, став премьер-министром, первым делом отправился в Пекин, а не в Дели, хотя согласно давней традиции, каждый новоиспеченный непальский премьер первым делом всегда посещал Индию. И тибетских беженцев начали притеснять с удвоенной силой. И китайцев в Непале в одночасье стало больше.



Агитационная надпись, призывающая голосовать за маоистов. Написана с ошибкой. Западный Непал. se_boy, 2008 год


Непалу заигрывать с Китаем не стоит по ряду причин. Во-первых, где есть вера в коммунизм, других богов быть не может — это известно из истории, да и оккупация китайцами Тибета это показала наглядно: буддистских монахов расстригали и убивали, монастыри разрушали и бомбили с воздуха, предметы культа уничтожали, а наиболее ценные, например, сделанные из золота статуи Будды, вывозили тысячами в Китай на переплавку.


Потом последовала коллективизация, голод, культурная революция, в ходе которой Тибет отдали на разграбление радикальной китайской молодежи — хунвейбинам, причем масштабы разграбления были столь огромными, а действия хунвейбинов столь жестокими, что впоследствии правительству пришлось подавлять их силами регулярной армии. Фактически война с хунвейбинами, то есть китайцев с китайцами на территории Тибета продолжалась до самой смерти Мао в 1976 году, в некоторых районах НОАК (Народно-освободительной армии Китая) приходилось идти на тотальное уничтожение вышедших из-под контроля товарищей, беря штурмом целые города и даже применяя напалм.


Непал же, несмотря на свергнутого короля, остается теократическим по духу государством, некоторое время после свержения монарха ситуация в принципе была уникальной — маоисты стояли у руля индуистского государства (индуизм — официальная религия Непала). Правда, между маоистским правительством и непальцами на религиозной почве уже случались конфликты, в результате которых народ пока одерживал верх. Парадокс еще и в том, что многие маоисты родом из горных районов Непала и чтят и справляют религиозные праздники.


Во-вторых, последние лет 100 с лишним Непал слишком тесно связан с Индией (не важно, что она до 1947 года была британской) и зависит от нее очень сильно. У Дели здесь большие козыри на руках.


Определяется эта зависимость, в первую очередь, географией. Конечно, Непалу, равно как и Бутану, повезло не очень — они зажаты между двумя крупнейшими по населению странами мира, которые находятся в состоянии перманентной войны друг с другом, причем вражда эта длится 60 лет и несколько раз выливалась в прямые военные противостояния. Посему маленьким странам приходится балансировать между своими крупными соседями и следить, чтобы и хвост, и грива остались целыми.


После оккупации Тибета китайцами вся приграничная его территория является зоной напряженности ввиду территориальных претензий китайцев практически ко всем своим соседям и ввиду того, что тибетское население отказывается признавать себя членами «большой китайской семьи». Кроме того, более 130 тысяч тибетских беженцев, в том числе и правительство Тибета в изгнании во главе с Далай-ламой, живут по южную сторону границы в Бутане, Индии, Непале, где насчитывается в общей сложности 58 тибетских поселений. Исход беженцев из китайского Тибета продолжается до сих пор.


Так почему Индия важна для Непала? Во-первых, одна религия — индуизм, да и тот же буддизм пришел из Индии. Во-вторых, политика. Например, когда власть в Непале захватил пробританский клан премьер-министров Рана, король, оказавшийся марионеткой, а фактически пленником в своем дворце, в конце концов в 1950 году сумел убежать с семьей на территорию индийского посольства и потом не без помощи Дели перебрался в Индию. В 1951 году с помощью Индии же он вернулся на непальский престол — индийцы поспособствовали реставрации непальской монархии, причем не только словами, но и делом — индийские войска впоследствии подавляли восстания против короля.


В дальнейшем непальские короли, ясное дело, пытались быть независимыми и порою взбрыкивали. Один из наиболее значительных «брыков» был в 1989 году, когда Непал и Индия повздорили по ряду вопросов, не последнее место в котором заняли пусть и небольшие, но поставки оружия Китая Непалу, что в Дели тут же расценили как угрозу стабильности в регионе.


В результате Индия просто закрыла 13 из 15 пропускных пунктов на границе с Непалом, и вскоре в долинном Непале фактически начался голод. Ибо львиная доля продуктов и товаров поставляется в страну из Индии, не говоря уже о бензине, дизтопливе и газе. Непальские народности, живущие в горах, эту 15-месячную полублокаду перенесли проще или, возможно, вообще не заметили, поскольку городское население Непала и непальская деревня по сути два разных государства.


Есть подозрение, что Индия причастна и к действиям маоистов, видимо, помогала им в противовес королю. Достаточно сказать, что неофициальные переговоры между лидером маоистов и представителями непальского короля во время гражданской войны проходили на индийской территории.



Еще одна агитационная надпись маоистов. Западный Непал. se_boy, 2008 год


Так или иначе, Индия оказывает очень большое влияние на жизнь Непала, и поворачиваться к ней задом не стоит. Теперь имеет смысл посмотреть с другой стороны, с севера.


С севера на Непал надвинулся китайский коммунистический режим. Это произошло после завоевания Тибета. Три интересных факта. 1. Коммунистической партии Китая сейчас просто не существовало бы, если бы не СССР. 2. Тибет не был бы завоеван китайцами, если бы не СССР. 3. Получи Тибет международное признание своевременно, или признай его Великобритания своей колонией, многое бы сейчас пошло по-другому. Сплошное сослагательное наклонение!..


Вещей из сундука, как видно, появляется очень много. Но как бы то ни было, в настоящий момент по обе стороны Гималаев сложилась уникальная ситуация. Почти полностью искорененный в Тибете буддизм вышел за границы страны и развивается за ее пределами не без помощи опять же Индии, которая предоставила политическое убежище Далай-ламе. Фактически весь пригималайский регион — большая пороховая бочка. Стоит «надавить» в районе Тибета-Китая-Непала-Индии-Пакистана, и начнется светопреставление. Тот, кому выгодна дестабилизация в регионе, может добиться ее быстро и просто.


После смерти Далай-ламы ситуация может обостриться — он сторонник ненасильственного освобождения Тибета и является сдерживающей силой для радикально настроенных тибетцев. Даже в самом Китае существуют мнения, что имеет смысл договориться как-нибудь с ним, тем более что он согласен на автономию Тибета в составе Поднебесной. Однако первая проблема заключается в том, что Далай-лама настаивает на объявлении автономным не Тибетского района в том обрезанном виде, каким его сделали китайцы, он добивается автономии Большого Тибета.


Вторая проблема заключается в том, что ряд завоеванных Китаем областей также хочет автономии, если не полного отделения.Если Пекин предоставит более полную автономию Тибету, тут же на дыбы наверняка поднимется Синьцзян-Уйгурский район.


Если эти области отсоединятся от Китая, то он уменьшится примерно вполовину, что в корне противоречит всегдашней имперской политике Китая. Мао здесь не исключение, он как раз отмечал, что ханьцев (этнических китайцев) много, а территория у них маленькая, а вот китайские нацменьшинства (как их впоследствии обозвали) малочисленны, а занимают просто гигантские территории — опять же карту с обозначениями упомянутых областей см. ниже.


Так или иначе, но исходить приходится из нынешнего состояния дел. Сейчас Тибет — часть Китая (что нисколько не умаляет вины Мао за пролитую кровь), и китайцев тоже можно понять — ни одна страна просто так не согласится на отделение от нее таких больших территорий.


Интересная вещь из сундука


Когда после 1950 года Вашингтон встал в оппозицию Пекину, началась большая политическая игра, разменной монетой в ходе которой стали в том числе непальцы и тибетцы. Американцам нужна была нестабильность в регионе, и они использовали для этого тибетцев, которые не понимали политической подоплеки и думали, что США решили помочь им в борьбе с китайскими оккупантами.


Информации об этой игре очень мало, в открытых источниках ее приходится искать по крупицам, а было бы интересно узнать, как все развивалось, и поговорить с непосредственными свидетелями и участниками тех событий. Речь идет о партизанском противостоянии тибетцев китайским войскам под контролем США и Индии.


В 1950 году Китай начал вторжение в Тибет, в 1959 году Далай-лама понял, что договориться с китайцами невозможно, и бежал в Индию. За этот период тибетским вопросом стало интересоваться Центральное разведывательное управление США. На фоне военных противостояний Индии и Китая в 1959, 1961, 1962 и 1965 годах СССР ввиду охлаждения отношений с Китаем после смерти Сталина отказался поддерживать Пекин, а США и Великобритания начали поставки оружия в Индию. Одновременно американцы стали проводить в Тибете секретные военные операции.


ЦРУ начало обучать бежавших из страны тибетцев приемам современной партизанской войны, обращению с оружием, радиоперехватам и диверсионной деятельности. Партизаны проходили через территорию Индии (и даже Бутана) в Бангладеш, откуда американцы доставляли их на секретную базу ЦРУ на острове Сайпан в Тихом океане. Впоследствии еще один лагерь подготовки был создан непосредственно в США в штате Колорадо. Всего обучение в этих лагерях прошло более трех тысяч тибетцев.


После обучения их снабжали современным оружием, взрывчаткой и радиопередатчиками и тайно забрасывали на самолетах назад в Тибет. Некоторые партизаны, выполнив задание, возвращались в Индию, снова снабжались оружием и опять забрасывались на тибетскую территорию — одни и те же люди в разное время вели подрывную деятельность против китайцев в разных районах Тибета.


Однако выжили из этих партизан очень немногие, поскольку группы были малочисленными и должны были действовать незаметно, однако местное население, защищаясь от китайцев, примыкало к партизанам, в итоге последние прирастали людьми и теряли мобильность. Китайцы довольно легко обнаруживали эти группы и уничтожали их.


Когда Далай-лама бежал в Индию, он бежал в неизвестность, так как ранее Джавахарлал Неру на просьбу Далай-ламы о помощи ответил отказом и призвал его договориться с Мао. Правда, это было в середине 1950-х, то есть вскоре после обретения независимости, когда Индия радужно смотрела на открывшиеся ей возможности и надеялась дружить с Китаем. Неру и не подозревал, что вскоре Мао заклеймит его как одного из злейших врагов.


Итак, убегая, Далай-лама не знал, примет ли его Индия, кроме того, китайцы пытались перехватить его на пути туда. Один из обученных в США тибетских партизан сумел морзянкой связаться с Вашингтоном и передать сообщение с просьбой защитить Далай-ламу, скрывавшегося в Гималаях. Глава ЦРУ получил телеграмму поздно вечером в выходной день, но тут же позвонил «наверх». Спустя несколько часов представитель ЦРУ в Нью-Дели телеграфировал в Вашингтон с уведомлением, что Индия предоставит Далай-ламе и его окружению политическое убежище на своей территории.


Бегство Далай-ламы развязало китайцам руки полностью. Резолюция ООН, призывавшая китайцев «уважать права тибетского народа, его культуру и религию», еще больше подлила масла в огонь. Сначала вслед за Далай-ламой на юг бежали последователи буддизма и религии бон, затем, в 1960 году, когда террор усилился многократно, начали бежать немногочисленные мусульмане...


В течение 1960 года партизаны-кхампа контролировали некоторые части Амдо и Западного Тибета. На границах между Индией и Непалом сосредоточились несколько тысяч человек, которые в течение последующих двух лет делали вылазки на территорию Тибета, убивая китайских солдат и захватывая оружие, амуницию и документы.


В 1960-х ЦРУ решило сменить тактику. Фактически в результате действий американской разведки и индийского правительства тибетское королевство Мустанг стало закрытым в составе королевства Непал.


Практически во всех рекламных туристических проспектах про Мустанг говорится, что здесь едва ли что-то изменилось со времен Средневековья, и что королевство — один из последних центров тибетской культуры — никоим образом не был подвергнут внешним воздействиям... Мустанг в нынешних границах тянется около 80 км с юга на север, и шириной около 45 км в самом широком месте, однако рельеф местности столь пересечен, что путешествовать тут можно неделями...


Пользуясь тем, что Мустанг сильно выдается на территорию Тибета, ЦРУ решило организовать в королевстве базу тибетских партизан-кхампа. Здесь формировались отряды, оружие и снаряжение для которых сбрасывалось с американских самолетов. Узнав об этом тренировочном лагере, тибетцы приходили туда сотнями. Кхампа совершали карательные рейды на территорию Тибета, сумели наладить перехват радиосообщений китайских войск, в 1961 году удалось даже захватить секретные документы по голоду в Тибете.


Одно из представительств партизан, через которое вербовались боевики, находилось в Дарджилинге — в добрых четырех сотнях километров восточнее Мустанга в приграничном районе Индии с Тибетом. Всего вдоль границы Тибета с южными соседями с 1958 по 1962 годы партизанам было сброшено до 300 тонн оружия и снаряжения. Ежегодно американцы тратили на эти операции до 2 миллиардов долларов...


Поскольку Непал никак не мог влиять на политические игры США и Индии в том числе и на своей территории, оставалось только терпеть, несмотря на напряженность, возникшую в отношениях с Китаем. Чтобы показать свою непричастность к происходящему, король Непала принял решение изолировать базу партизан и полностью закрыл доступ в королевство Мустанг. Оно стало запретным.


Непальские власти несколько раз пытались остановить деятельность партизан-кхампа, сочиняя фальшивые письма от имени Далай-ламы, в которых он якобы просил партизан заняться мирной жизнью, однако кхампа на эти уловки не поддавались. Но в начале 70-х американцы взяли курс на сближение с Китаем, и вскоре президент Никсон наладил отношения с Мао. Одним из главных условий сотрудничества было в том числе и прекращение подрывной деятельности в Тибете.


И американцы, как в свое время англичане, предали тибетцев. После переговоров Никсона и Мао финансирование тибетских партизан было полностью прекращено, и база в королевстве Мустанг осталась не у дел.


Летом 1974 года Далай-лама официально и на этот раз по-настоящему обратился с речью к партизанам Мустанга и попросил сложить оружие. Сотрудники тибетского правительства в изгнании передали аудиозапись с его голосом. Для многих партизан это стало ударом — некоторые покончили с собой, некоторые, наоборот, решили усилить борьбу. Дело в том, что это были люди, которые буквально жили с оружием в руках на протяжении многих лет с надеждой на освобождение Тибета. Кроме того, часть из них были монахи-буддисты, которые, чтобы защищать родину, сняли с себя монашеские обеты — буддистам запрещено убивать. Отступать партизанам было некуда. Однако теперь шансов у них не осталось.



Вид на королевство Мустанг с Восточного перевала (5450 метров). Заснеженные горы на горизонте — граница с Тибетом. se_boy, 2008 год


В том же 1974 году непальцы, видя, что партизанское движение не прекращается, ввели в Мустанг войска и начали военную операцию. Партизаны оказали сопротивление, но силы были неравны. Операция продолжалась около трех месяцев, часть партизан была убита, часть бежала, некоторых поймали и посадили в тюрьмы на срок до 7 лет, правда, впоследствии реабилитировали. Те, кто смог убежать, осели в лагерях тибетских беженцев.


По инерции Мустанг оставался закрытым королевством до 1991 года. Когда началась гражданская война в Непале, в регионе вместо тибетских кхампа стали орудовать маоисты. Сейчас Нижний Мустанг открыт для посещения туристами, Верхний Мустанг по-прежнему полузакрытая зона, и попасть туда стоит больших денег. Для туристов сохраняется статус кво — запретное королевство, государство в государстве и так далее.


Однако почти ни в одном рекламном проспекте не говорится, что после того, как в 2008 году к власти в Непале пришли последователи Мао и монархия закончилась, перестало существовать и королевство Мустанг — маоисты объявили его королю Джигме Палбару Бисте, что лишают его власти, и потребовали уйти в отставку.


Мустанг долгое время был самостоятельным королевством, затем был королевством в королевстве и наконец на короткий срок стал королевством в республике.


В ответ на требования маоистов король сказал, что принимает их и будет в дальнейшем вести жизнь обычного гражданина. Таким образом, монархия в Мустанге — более древняя, чем правившая до 2008 года в Непале королевская династия Шахов, прекратила свое существование...


Источник


========